– Кто не работает, тот и не ест, дорогой! Отныне добывай себе на хлеб насущный сам!

– Аль, а мы ужинать сегодня будем? – крикнул муж из комнаты, как только услышал, что жена, полчаса назад вернувшаяся с работы, прилегла на диван.

– Я устала очень и надеялась, что ты догадаешься приготовить хоть что-то, предупредила ведь, что задержусь, – сказала Альбина, и через несколько секунд Виктор стоял перед ней.

– Так, я не понял? Ни женское ли это дело готовить, убирать, стирать?

Альбина прикрыла глаза ненадолго, потом внимательно посмотрела на мужа:

– Вить, ты что, пошутить решил? Мне не до шуток. Я устала и хочу отдохнуть, хотя, перекусить тоже бы не отказалась.

– Нет, я не пошутил! – муж смотрел серьезно и, выставив указательный палец вверх, добавил, – Ты меня подкаблучником сделать решила? Наглеть начинаешь, то полуфабрикатами пыталась пичкать, теперь и вовсе отказываешься кормить. У меня есть жена, и дочь дылда здоровая уже, а я должен встать у плиты?

Альбина вскочила на ноги и, выпрямившись, словно струнка, начала говорить повышенным тоном:

– Ну, раз уж разговор такой пошел, то у меня есть муж, который, по твоим понятиям, обязан обеспечивать семью, но ты уже больше года прочно сидишь на моей шее. Что касается дочери, то она, вместо того, чтобы поступить в институт, окончила училище и побежала работать, чтобы мне помогать! И у тебя хватает совести такие вещи заявлять?! Кто-то тебе «хвоста накрутил»? Иначе ты бы вряд ли осмелился мне такой концерт устроить.

– Сам просто прозрел! – гордо выкрикнул муж, – Вы же с Анькой никакого уважения ко мне проявляете! Мужик должен быть главой семьи, его все уважать должны, тогда у него и вдохновение появится, и желание горы передвигать, а когда я вижу, что ко мне тут относятся как к пустому месту, понятно, что и дела стоят на месте. Анька с тобой во всем советуется, я даже знать не знаю, чем она по жизни занимается, шепчетесь сами по себе, ты тоже, непонятно, где задерживаться начала, а мне кто-то из вас посочувствовал? Помог мою музу разбудить?

– Не надо искать оправдания. Когда дочь с тобой советовалась в раннем детстве, пыталась поделиться радостями и печалями, ты ее выпроваживал технично, ссылаясь на то, что твоя муза убежит, утопал в своих нотах и скрипичных ключиках. А теперь, когда твои таланты стали не нужны, ты вспомнил, что к тебе не так относятся? Кто в этом виноват?

– Ты в этом виновата! Ты настраивала дочь против меня! Должна была объяснять, что когда отец занят, не надо к нему лезть под горячую руку, а вот когда освободится…

– Да ты всегда был занят! – перебила мужа Альбина, – у тебя ни на меня, ни на дочь времени не было никогда. А теперь к себе внимания требуешь?! Нет уж, дорогой, как аукнется, так и откликаться будет долгим эхом! Ты ведь даже не пытаешься работу хоть какую-то найти. Мог бы хотя бы уроки давать, репетиторством заниматься, но нет! Нашел оправдание своей лени.

– Да я не могу распыляться на мелочи, я такой шедевр напишу, что в золоте купаться будешь! Как тогда заговоришь? Стыдно не будет за свои слова?

– Тебе ведь не стыдно сидеть на шее у жены и дочери, так почему мне будет стыдно? Неужели так трудно приготовить хотя бы салат овощной, глазунью пожарить? Элементарную заботу проявить о тех, кто содержит семью. Но нет, тебе даже тарелку лень поставить в посудомойку, пылесос не можешь в руки взять, белье свое закинуть в машинку не можешь!

– Еще раз повторю, что ты перечисляешь женские обязанности, дорогая!

– Тогда и я напомню, что кто не работает, тот и не ест, дорогой! Отныне добывай себе на хлеб насущный сам! И если не можешь вещи свои постирать, то в грязных ходи, а мне надоело! Я, в конце концов, не лошадь ломовая!

– Вот и мне надоело! Другие только рады были бы, что муж дома сидит, на сторону не ходит, а ты… Неблагодарная!

– Так вот найди себе такую другую, и пусть она радуется, посадит тебя в уголок, как экспонат музейный, и пылинки сдувает! Почему ты до сих пор здесь, если такие как ты, нарасхват?

– А вот и найду! Потом жалеть будешь, да поздно! – Крикнул в сердцах Виктор и, выскочив в прихожую, схватил с вешалки куртку, а через пару секунд входная дверь громко хлопнула.

Альбина присела на диван и громко выдохнула. Спустя пять минут дверь открылась, и она подумала, что муж вернулся, решив высказать что-то еще. Но, пришла с работы дочь и, быстро сняв в прихожей верхнюю одежду, подошла к матери.

– Опять повздорили? – спросила и села рядом, на диван, – Отец, как угорелый, выскочил из подъезда, чуть с ног меня не сбил, даже не заметил, звонил кому-то.

Альбина молча кивнула.

– Эх, а я роллы купила на ужин, и еще хотела поделиться новостью, – вздохнула Аня, – на выходных к нам Павлик мой приедет, с отцом, ну пора уже всем познакомиться, мы заявление хотим подать.

– Ой, наконец-то! Анечка, как же я рада за вас с Пашей! – Альбина тут же оживилась, – Надо же порядки навести, меню составить.

– Мам, у нас и так порядок! – засмеялась дочь, – А готовить много не надо, ну ты чего, в самом деле.

– Да, что-то нервы шалят в последнее время, – улыбнулась Альбина в ответ, – Ну, идем ужинать?

Накрывая на стол, Альбина задумалась. На улице разыгралась непогода, а Виктор все еще не вернулся.

– Мам, ну я же вижу, что ты места себе не находишь, позвони отцу, а то настырный ведь, просидит под дождем, а потом сляжет, не дай Бог, с температурой.

– Да, – вздохнула Альбина, – баба Шура моя всегда говорила, что нельзя ни в коем случае человека хлебом попрекать, а я ему такое тут наговорила!

Альбина взяла телефон и набрала номер мужа, но он не ответил. За столом ей кусок в горло не лез, винила себя за этот ненужный скандал. Ну да, вспылила. А он тоже хорош. Сидит без работы столько времени и палец о палец не хочет ударить. Затянувшийся творческий кризис, видите ли. Альбина, между прочим, тоже звездой стать мечтала, занималась балетом профессионально, но после родов не смогла вернуть фигуру, так и рассталась с мечтой. А Витя музыкантом великим себя возомнил! Да только музыка его не интересна никому, вот и сидит, ждет с моря погоды, когда же осенит его, и он придумает шедевр. А работу найти нормальную – не для него! Нашелся царь!.. Мысли не давали покоя, и Аля снова набрала номер мужа.

Виктор ответил не сразу, но сказал, без лишних предисловий:

– Вот что, Алечка, ты мне всегда говорила, что нет такой дуры как ты, что ни одна женщина на меня, безработного и никчемного, внимание не обратит. Ты ошибалась. Я сейчас у женщины, которая, в отличие от тебя, накормила меня вкуснейшим ужином, и я решил остаться у нее. Она понимает меня. Прощай, Аля!

– А эту женщину случайно не Мариночкой зовут? – спросила Аля, усмехнувшись.

– Марина! Только тебя это касаться не должно, – ответил супруг и нажал на сброс вызова.

Альбина покачала головой и посмотрела на дочь, ожидающую объяснений.

– Царь-то наш не лыком шит! Нашел приют у своей бывшей.

– Как это? – Анюта изумленно вскинула брови, – И что за бывшая такая?

– А, – махнула Альбина рукой, – тоже на музыке помешена, только в отличие от отца твоего, преподает в музыкальной школе. Они учились вместе, ну и в кино ходили иногда, а когда Витя со мной познакомился, она решила, что он ее бросил, хоть он ей прямо говорил, что не давал и повода, устроила истерику, потом прохода не давала, мне угрожала, знаешь, так культурно, но сам факт! Потом нашла его в соцсети, стихи какие-то писала. Он проигнорировал. А теперь вот, как-то у нее очутился.

– Мам, ну это уже ни в какие ворота! Ладно, бездельничал, ладно, не ценил то, что имел, то этот поступок непростительный!

– А может быть, оно и к лучшему, Ань?!

Дочка пожала плечами:

– Не знаю, я всегда боялась, что мне тоже такой муж попадется, что не будем понимать друг друга. Но Павлушка не такой, нам легко вместе, у него планы грандиозные, да и отец у него молодец. Руки не опустил, когда жена сбежала от него и сына даже бросила, дело свое поднял, Пашку вырастил, дома порядок всегда, готовит вкусно! – на последнем слове Аня сделала акцент, – и не говорит, как наш папа, что это доля женская.

– Да что там говорить, мне даже не обидно. Я сама ведь только и мечтала, чтобы он нашел какую-нибудь дурочку, которая его бы приняла, а потом на место поставила, чтобы было с чем сравнить, а то наглость уже границ не знала.

– А мне кажется, что если эта, Марина, да? Если она всю жизнь о нем мечтала, то может быть, и будет все терпеть, и рада будет, лишь бы не ушел. Да хотя бы для того, чтобы тебе доказать, что она, дескать, лучше!

– Вот и пусть радуется, а мне, как говорится, баба с возу, и кобыле легче!

Альбина улыбнулась и, поблагодарив дочку за ужин, отправилась спать. Но уснуть не удавалось. Это она Ане говорила, что ей безразлично все, а на самом деле, годы, прожитые вместе, не могли развеяться бесследно. Вот и сейчас — холодная постель, недочитанная книга Виктора, очки… Все напоминало о том, что размеренная жизнь дала большую трещину. Альбина провела рукой по Витиной подушке и, подумав о том, что он сейчас с другой, в чужой постели, одернула руку и поморщилась. Нет, этого она простить не сможет. Она всегда говорила ему, что все простить возможно, кроме измены…

А Виктор в это время был на седьмом небе от счастья. Поссорившись с женой в очередной раз и решив доказать ей, как она не права, он позвонил Марине, той, которая, как он уверен был, до сих пор не смогла его забыть. И она была рада услышать его. Пригласила в гости, накормила, выслушала, даже поддержала. Как же так! Жена должна мужа боготворить, тем более, такого талантливого! Должна быть музой его, вдохновлять! Вот она, Марина, никогда бы так не поступила! И Витя растаял. А что? Почему бы не остаться с той, которая его так понимает, которая и приготовит ужин вовремя, и не попрекнет стиркой белья, и будет нежной, ласковой, заботливой. Нет, Витя зря потратил годы жизни на семью, в которой его ни во что не ставили. Одни упреки, одни требования! И он пообещал Марине, что теперь всегда будет с ней, как он раньше не понимал, какой бриллиант упускает!

… Приближались выходные и Альбина все сильнее волновалась. Как пройдет знакомство, как сложится у дочери супружеская жизнь. В пятницу утром, за завтраком Альбина спросила у дочери:

– Анют, а ты отца-то пригласишь с будущими родственниками знакомиться?

– Не знаю, как подумаю о том, что он нас предал, так не хочу вообще его видеть. Он ведь даже за вещами приходил, когда нас дома не было, боится в глаза посмотреть.

– Ну, предал он меня, а не тебя. И твоим отцом он быть не перестанет никогда, Анютка. Мне кажется, что по-человечески, нужно его уведомить, а дальше пусть решает сам.

– Ну хорошо, я позвоню ему, – согласно кивнула Аня, и тут же набрала номер отца, и лицо ее стало мрачным, когда слушала его ответ. – Сказал, что мы его не ценили, он нам не нужен, и делать ему на этом знакомстве нечего.

– Может быть, хотел, чтобы поуговаривала?

– А я не хочу уговаривать, мам! Надоело. Он взрослый человек, а ведет себя, будто ребенок. Ты знаешь, у меня порой создавалось впечатление, что я ему не дочь, а мать. Так что, нет, так нет.

– Ну хорошо, как знаешь, – поддержала Альбина.

Знакомство с отцом будущего зятя прошло очень просто и по-домашнему. Зря Альбина так себя накручивала. Вадим Антонович оказался человеком весьма приятным в общении. Внешне тоже он был вполне привлекательным. Альбина даже удивилась, почему такой мужчина одинок. Наверняка, многие женщины мечтали быть с ним рядом. Но, в жизни всякое бывает, размышлять об этом не хотелось. Впереди ждали приятные хлопоты, связанные с подготовкой к свадьбе, Альбине пришлось часто встречаться с Вадимом Антоновичем, ездить с дочерью по свадебным салонам, и личные переживания с первого плана ушли. Платье невесты выбрали шикарное, а для себя Альбина заказала платье у знакомой портнихи, и однажды, приехав на последнюю примерку, Аля спешно вывернула из-под арки и столкнулась с Виктором. Он замер, встретившись с, пока еще женой, буквально «нос к носу». Выглядел мужчина, мягко говоря, не очень хорошо. По крайней мере, совсем не так, каким он был у себя дома. Уставший, осунувшийся, он стоял перед Альбиной в спортивном костюме и тапочках, держа в руке пакет с мусором.

– Вот это чудеса! – артистично похлопала в ладоши Альбина, – как мило! Дома ты ни разу мусор не вынес. Какая молодец твоя Марина! Ценит тебя, вот это я понимаю! Любит, бережет, пылинки сдувает! Браво! Надеюсь, ты безумно счастлив, дорогой!

Сказала и, улыбнувшись, поспешила дальше, а Виктор повернулся и крикнул ей вслед:

– Ты права, я очень счастлив, и Марина меня любит и ценит!

Но Альбина не стала ему отвечать. Как-то тепло стало на душе и радостно от того, что счастливым-то Витя не выглядел. Видимо, настолько хорошо ему, что смог переступить через все свои принципы. Но Альбина старалась не думать о нем. Она как-то быстро привыкла к своему нынешнему положению, спокойнее даже стало, свободнее.

На свадьбу дочь решила не приглашать отца. Раз он не захотел даже знакомиться с будущими родственниками, то и теперь ответит что-нибудь гаденькое, а портить настроение перед собственной свадьбой Анюта не хотела. Однако, он сам пришел накануне торжества. Поникший, постаревший. Пришел и с порога принялся просить прощения.

– Альбина, Анечка, простите, ради Бога! Я просто доказать хотел, что вы не справедливы ко мне были, что женщина любая будет рада мне. И Марина, на самом деле, очень обрадовалась, когда я к ней пришел. Но быстро начала характер свой показывать. Я был готов терпеть, лишь бы вы думали, что я на самом деле счастлив, но потом она сказала как-то: «Как только Алька терпела столько лет такого тунеядца. Если работать не начнешь, кормить не буду!». Ну, я подумал и решил, что работу найду непременно, вот только не ради нее, ради вас! Я понял, что ничего не стою совершенно, и ждать, когда Муза соизволит излить благодать, можно долго. Так вот, я теперь работаю. Прошу меня просить и принять! Без вас я пропаду! Жаль, что раньше этого не понял.

– Вот и замечательно! – восторженно произнесла Альбина, – работа у тебя теперь есть, не пропадешь! А я после свадьбы Анюткиной подаю на развод. Все могу простить, но не измену. Так что подумай, может, поспешил Марину бросить?!

– Да нет, Альбин, я понял, что тебя одну люблю, и даже с ней я думал о тебе, просто отомстить тебе хотелось, что ли. Я без тебя не проживу. И развод я не дам, буду бороться за семью!

– Нет у нас семьи, Витек, нет, и не будет, не надейся. Вот побудем завтра на свадьбе дочери вместе, и на этом все!

Виктор не стал спорить. Привел себя в порядок и во время торжества не оставлял жену ни на минуту, стараясь всячески за ней ухаживать. Альбина не могла не обратить внимание на то, как отец Павла нервничал, когда видел ее рядом с Виктором.

– Позвольте вас пригласить? – подошел Вадим Антонович к Альбине, когда музыканты заиграли медленную мелодию, а потом обратился к ее супругу, – Позволите? Один всего лишь танец, по-родственному.

– Ну, если Аля не против, – занервничал Виктор.

– Я не против, – кивнула Альбина и вышла из-за стола, положив свою ладонь в протянутую Вадимом.

– Вы решили помириться с мужем? – спросил Вадим, как будто невзначай во время танца.

– Я решила развестись официально, – сказала Альбина и посмотрела в глаза новоиспеченному родственнику, – Но это вовсе не значит, что я открыта для новых отношений, нет! Мое расставание с мужем оставило глубокий отпечаток, его предательство убило веру в верность мужчин.

– Позвольте с вами не согласиться, – возразил Вадим, – Я тоже так же думал, когда меня предала жена, мать Павла, но я не по этой причине не смог сойтись потом ни с одной женщиной, просто я не мог никого полюбить. А вот увидев вас, Альбина, я пропал, простите за откровенность. Но я не стану навязывать свои чувства, ни в коем случае, просто делюсь опытом. Возможно, так же будет и у вас. Любовь покрывает все, она окрыляет и даже былые раны заживляет, да!

Музыка закончилась и Вадим, проводив Альбину до стола, благодарно кивнул:

– Спасибо за танец!

И быстро удалился из зала. Альбина задумалась. Пока они занимались подготовкой к свадьбе детей, она была погружена в эти хлопоты и не заметила, что Вадим относится к ней как-то особенно, только теперь встрепенулась. Неужели она могла дать ему надежду? Она ведь даже мысли не хотела допустить, что в ее жизни появится какой-то мужчина после развода с мужем, с которым прожила четверть века. Нет, не надо даже думать! Теперь они будут редко встречаться, если только у детей иногда, и она постарается сделать все, чтобы Вадим перестал забивать себе голову ерундой.

Однако, думать легче, чем делать. Торжество осталось позади, дети уехали в свадебное путешествие, Альбина подала заявление на развод, наступили серые будни. Нужно было заняться разменом квартиры, но ничего не хотелось. Дочь переедет к мужу, как только вернуться в город. Вадим подарил им на свадьбу квартиру. И останется Альбина совсем одна. Виктор всеми силами старался завоевать прощение супруги, но чем больше он для нее делал, тем больнее становилось, стоило представить, что все, то же самое он делала для Марины, и именно она вынудила его измениться. С ней он проводил много дней и ночей, и забыть такое было невозможно.

Альбина поняла, что начала скучать по Вадиму, по беззаботным разговорам с ним, по увлеченным рассуждениям о жизни, которые часто возникали у них за чашкой кофе после того, как все важные вопросы были решены, а расставаться не хотелось. Тогда она считала, что ей просто нравится компания, теперь же поняла – ей нравился мужчина, и хотелось снова встретиться с ним.

Вернувшись домой, Анюта пригласила мать на новоселье. Виктор тоже был приглашен, но он сам отказался пойти, поняв, что жену ему уже не вернуть, а чувствовать себя лишним рядом с ней, он не хотел.

Увидев Вадима Антоновича, Альбина испугалась, поняв, как сильно скучала по нему, и как не хочется с ним расставаться, но когда он, проводив ее дома, попросил о встрече, она уклончиво отказала, потом, конечно, плакала в подушку, но показаться легкомысленной ей не хотелось.

Время шло. Альбина уже получила развод. Разменять квартиру им пока не удавалось, но теперь они жили с Виктором как соседи, он смирился с тем, что сам разрушил свое счастье. Однажды вечером Виктор постучался в комнату Альбины:

– Алечка, можно тебя на минутку, – загадочно произнес он, и Альбина вышла из комнаты. – Идем, идем со мной.

Виктор схватил ее за руку и повел в гостиную, усадил на диван, а сам сел за рояль.

– Это то, чего я долго ждал! Алечка, это все благодаря тебе. Когда я понял, как сильно я тебя люблю, и как легко можно погубить свое счастье, меня переполняла чувства и эмоции, и я из них создал эту мелодию, я все в нее вложил – и боль, и счастье, и любовь, и непоправимость ошибок. Послушай, Алечка, ты первая, кто услышит эту музыку. Я хочу, чтобы ты оценила.

Виктор медленно опустил пальцы на клавиши, и Аля, прикрыв глаза, ощутила, как глубоко проникает эта мелодия в душу. Звуки выбрасывали из реальности и поднимали к небесам, затем, как будто вновь опускали на землю, погружая и невесомость и забытье. Сердце щемило от грусти, и тут же его переполняла радость и неописуемое счастье. Переливы звуков помогали ощутить всю ничтожность переживаний из-за пустяков и наполняли душу легкостью. Альбина прослезилась.

– У меня нет слов! Витя, это на самом деле чудо! Переворачивает душу, пробирает насквозь, обнажает чувства, это очень сильно!

– Спасибо, Алечка! Твои слова выше всяких похвал. Ты знаешь, я многое понял, и я не стану препятствовать твоему счастью. Ты свободная женщина, раз уж так вышло, и ты не должна оставаться одна. Если твое сердце занял другой, то дай свободу чувствам, просто живи, как тебе хочется, без оглядки, без предрассудков. Ты достойна счастья, правда!

– Спасибо тебе, Вить, но я не могу броситься в омут с головой, поддавшись эмоции, да и к тому же, к человеку нужно привыкать. Просто общение – это одно, а вот совместный быт – совсем другое, я не хочу и не могу экспериментировать.

Через несколько дней Анюта в разговоре с матерью обмолвилась, что Вадим Антонович собирается заграницу. Решил, что сын теперь самостоятельный, ему можно дела доверить, а сам он давно мечтал путешествовать. Альбина сначала почувствовала укол какой-то в сердце, но потом решила для себя, что все, что делается – к лучшему.

На следующий день, выходя из офисного здания в конце рабочего дня, она увидела Вадима с букетом цветов и растерялась.

– Альбина, вы позволите вас пригласить в кафе? – спросил и смутился.

Альбина согласилась. Ей хотелось разобраться в своих чувствах, которые создавали хаос и не позволяли жить спокойно.

Сделав заказ, Вадим внимательно посмотрел Альбине в глаза и нежно погладил ее по руке.

– Альбина, вы прекрасно знаете, что я не равнодушен к вам, поэтому вокруг да около, ходить не буду. Я собираюсь объехать, если не весь мир, то хотя бы часть его, и имею смелость пригласить вас с собой.

Альбина представила, что ей пришлось бы день и ночи проводить рядом с этим, по сути, чужим для нее человеком. Да, им было приятно общаться, да, он умный начитанный человек, с которым можно говорить на различные темы, но она совсем его не знает. Его привычки, распорядок дня, увлечения… А если она быстро в нем разочаруется? Муж разочаровал ее, спустя много лет, повторить ошибку не хотелось.

– Вадим, простите, но я вынуждена отказаться. Вы прекрасный человек, и очень симпатичны мне, признаюсь, но я не готова что-то в жизни менять.

– Что ж, я прекрасно понимаю, – с горьким сожалением ответил Вадим, – и я желаю вам от всей души личного счастья! Я не жалею ни о чем, вы разбудили во мне чувства, о которых я давно забыл и я за это очень благодарен…

Вернувшись домой, Альбина закрылась в комнате, и слезы покатились по щекам. Она не понимала, что с ней происходит. Нет, она не жалела, что отказала Вадиму, но отчего-то было неспокойно на душе. Виктор снова заиграл свою мелодию и Аля замерла, испугавшись прозрения. Ей стало ясно, что она по-прежнему любит его, своего мужа, но та обида, что копилась очень долго, вынуждала ее думать иначе. Ей хотелось все изменить, но не вышло. Ей хотелось его простить, но она не могла себе этого позволить. А почему? Она вспомнила слова Вадима о том, что любовь все покрывает и даже былую боль исцеляет. Любовь способна все прощать! Сама себя сказала Аля, вышла медленно из комнаты и остановилась у двери гостиной. Доиграв мелодию, Виктор вышел из-за рояля, и она бросилась в его объятья, позабыв обо всем, что не давало покоя, что не хотелось прощать.

– Прости меня, Алечка, – шептал Виктор, целуя ее мокрое от слез лицо.– Я не могу без тебя жить…

Альбина молча кивала, и смотрела в его глаза, которые не могли сейчас лгать и думала, что нужно просто жить, нужно позволить себе быть счастливой…

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

– Кто не работает, тот и не ест, дорогой! Отныне добывай себе на хлеб насущный сам!
Очень тонкие блины, как салфетка. Получатся у каждой хозяйки