— Вы думали, что вам с квартиры обломится? – спросила я бывшую свекровь громко смеясь. — Так она на моих родителей записана

– Лерка, вот скажи, тебя всему учить нужно? В тебе совсем женской хитрости нет? – спросила меня свекровь Любовь Павловна.

Я закатила глаза, но промолчала. Знала, что она еще не закончила.

– Посмотри, ты с моим Степой уже пять лет в браке! А дети где? Когда я буду внуков нянчить?

– Любовь Павловна, я бы с радостью, но Степа не хочет детей, – в который раз я повторила слова мужа.

Свекровь рассмеялась в голос.

– Лерочка, да какая разница, чего он хочет! Смотри, вы оба при работе, у вас свое жилье. Отличный старт уже имеется. Чтобы семья стала полной, не хватает только ребеночка или двух.

В чем-то Любовь Павловна была права. Мне тоже хотелось стать матерью, но не в одиночку. Я знала, что не потяну ребенка только своими силами. Поэтому идти наперекор желаниям Степы я не собиралась. Но объяснить это свекрови было просто невозможно.

Она постоянно давила и настаивала на том, чтобы я схитрила и слезла с таблеток.

«Степа же никуда не денется, когда тест покажет две полоски», — твердила мне свекровь.

Вот только меня такой расклад совершенно не устраивал. Даже самый крепкий брак мог развалиться из-за такого обмана.

– Я поговорю со Степой еще раз. Но ничего не обещаю.

– Ой, да ну тебя!

Любовь Павловна подскочила и направилась к дверям. Ей опять не понравилась моя непреклонность в вопросе беременности.

– Из-за тебя я внуков никогда не дождусь! – выплюнула она и скрылась за дверью.

Я в очередной раз удивилась, как разительно может поменяться человек в считанные секунды. Но долго переживать было некогда. Я отправилась на работу, где меня ждали «потрясающие» новости.

– Мы сократим примерно половину сотрудников. Скоро вы получите сообщение от отдела кадров, на этом все, – бодро отрапортовал начальник и ушел.

«Только этого не хватало. Если я потеряю работу…» Даже думать об этом не хотелось.

Вечером я обо всем рассказала Степе. Казалось, что он почти не слушал меня. Лишь кивал и соглашался периодически. А в конце и вовсе выдал:

– Ну чего ты так переживаешь? Квартира же полностью наша. Поищешь работу несколько месяцев, ничего страшного.

– Ты ведь знаешь, как тяжело найти место по моей специальности, – грустно протянула я.

– Ты справишься, я уверен, – отстраненно ответил Степа.

Конечно, справлюсь, другого выхода у меня не было. Но я чувствовала обиду и разочарование из-за слов мужа.

Три месяца тянулись долго и мучительно. Я откликалась на все вакансии, которые хоть как-то перекликались с моей специальностью. Но везде получала отказы и пустые обещания. В трудную минуту Степа еще больше отдалился. Обо мне беспокоились только родители.

– Лерчик, не переживай, все образуется. Ты обязательно найдешь работу, я точно знаю, – папа поглаживал меня по голове.

Я сглатывала слезы, чтобы не расплакаться как ребенок. От такой простой заботы я расклеилась.

– Вот, – мама поставила на стол конверт, – тут на некоторое время тебе должно хватить.

Я в шоке уставилась на деньги, которые изнутри распирали конверт.

– Нет, я не возьму. Вы и так купили мне квартиру. Я не могу…

Папа легко хлопнул ладонью по столу.

– Можешь и сделаешь. Валерия, ты – наша дочь. Неважно, сколько тебе лет. Мы с мамой всегда будем о тебе заботиться.

Вечером я обо всем рассказала Степе. Но даже помощь родителей его не обрадовала. Он нахмурился и сказал:

– Может, тебе куда попроще устроиться? Чего ты перебираешь-то так?

– Ты серьезно? – в шоке спросила я.

Степа отлично знал, насколько я любила свою профессию.

– Ну, а что?

От грядущей ссоры его отвлек звонок телефона.

На следующий день масла в огонь подлила мама Степы. Любовь Павловна пригласила меня на чай, почти сразу начав отчитывать.

– Ты уже долго сидишь на шее у меня и Степы! Совсем стыд потеряла. Могла бы хоть ребенка родить, раз все равно ничем не занята.

– Любовь Павловна, я уже устала вам повторять, что Степа не хочет…

Но свекровь меня перебила:

– Да какая разница, чего хочет Степа? Он – ребенок! Я хочу внуков, тебе понятно? Мне надоело только слушать, как мои подруги рассказывают о своих внуках и отличных невестках. Почему именно тебя выбрал Степа? Что он вообще в тебе нашел?

Больше я слушать оскорбления в свой адрес не стала. Подхватив вещи, я выбежала на улицу. Погода выдалась отличная, поэтому я решила прогуляться по городу. Я бродила по знакомым улочкам, вглядываясь в витрины и рассматривая людей. Мне казалось, что все они счастливы и беззаботны. И только на меня свалились все печали мира.

Кое-что привлекло мое внимание. Я застыла, не веря своим глазам.

За уличным столом одного из кафе сидел мой муж. А напротив него – неизвестная девушка. Они мило общались и улыбались друг другу. Потом Степа взял ее за руку и поцеловал пальцы незнакомки.

У меня перехватило дыхание. Дрожащими руками я вытащила телефон и начала запись видео. У меня был отличный ракурс. Дерево скрывало мою фигуру, а вот голубки были как на ладони. Я убрала телефон только запечатлев на камеру несколько жарких поцелуев. Теперь Степа не сможет оправдаться.

Я тихо скрылась в переулке, оттуда вызвав такси. Дорогу до дома почти не запомнила, мои мысли были где-то далеко. Вернувшись к себе, я первым делом начала собирать вещи Степы. Терпеть изменщика я не собиралась. Его мой поступок явно удивил.

– Ты преувеличиваешь, Лера. Это был всего лишь поцелуй! И ты сама виновата. В последнее время ходишь, как в воду опущенная. Я терпеть должен был? Конечно, меня потянуло на других.

Я молчала, выталкивая чемоданы Степы на лестничную площадку. Спорить с ним у меня не было ни сил, ни желания.

Бракоразводный процесс я почти не запомнила. Родители постоянно были рядом и не давали мне скатиться в депрессию. Работа так и не находилась, бывшая свекровь что-то говорила про раздел имущества, у меня разрушались мечты. Три месяца прошли как в тумане.

Меня разбудил громкий стук в дверь. Я мельком взглянула на часы: было только восемь часов утра.

– Кого это там принесло, – возмущалась я себе под нос.

Посмотрев в дверной глазок, я увидела бывшую свекровь. Любовь Павловна снова занесла руку для стука, но я крикнула:

– Открываю я, хватит уже стучать!

Я накинула на дверь цепочку, провернула ключи и открыла. Любовь Павловна сразу навалилась на дверь и попыталась протиснуться в квартиру. Однако цепочка и немного моих усилий сумели удержать эту женщину.

– Что вам нужно? – сухо спросила я.

– Пусти, ты не имеешь права держать меня на пороге! – сразу завелась она.

Я насмешливо приподняла бровь.

– Вы так считаете?

– Конечно, три месяца я терпела твой эгоизм, но всему есть предел. Завтра Степа вернется в квартиру, ты его пустишь и выделишь комнату.

– С чего бы мне это делать? Мы давно развелись, пусть ищет себе жилье в другом месте.

– Лера, не зли меня. Квартира тоже принадлежит моему сыну, ты не имеешь никакого права выгонять его!

Я почти рассмеялась, но мне удалось сдержать порыв.

– Любовь Павловна, идите-ка домой. Квартира моя, а ваш сыночек должен повзрослеть и научиться самостоятельно решать свои проблемы.

Захлопнув дверь перед носом бывшей свекрови, я сдалась и громко рассмеялась.

– Ему принадлежит квартира, конечно. Может ему еще и машину отдать?

Мне казалось, что на этом вопрос был исчерпан. Однако у Любви Павловны были совсем другие планы. Где-то через неделю она вернулась, но уже не одна.

– Вот, смотрите, Константин, она меня даже в квартиру не пускает! А половина жилья принадлежит моему сыну! Я тоже тут полноправная хозяйка. Посмотрите, что эта девка себе позволяет.

Я молчала, с интересом наблюдая за тем, как Константин что-то записывает у себя в блокноте. Видимо, он был юристом или нотариусом. Усмехнувшись, я обратилась к бывшей свекрови:

– Кажется, я поняла. Вы думали, вам с квартиры что-то обломится? – спросила я бывшую свекровь громко смеясь, – Так она на моих родителей записана.

Константин замер на середине слова и удивленно на меня посмотрел, потом перевел взгляд на Любовь Павловну.

– Это правда?

Она запричитала и засуетилась:

– Что? Нет, конечно. Просто женщина любит привирать! Она уже необоснованно обвинила моего сына в измене. Квартира была куплена в браке! Половина принадлежит моему Степе. Найдите управу на эту нахлебницу. Я вас хорошо отблагодарю! А ты, – Любовь Павловна посмотрела на меня, – не думай, что я просто так отступлю или испугаюсь. Я тебя по судам затаскаю, но получу свое. Ты вообще на улице останешься, Лера.

– Конечно, делайте, что хотите. Вы же свои деньги тратить будете, а не мои, – спокойно кивнула я бывшей свекрови, еще больше ее разозлив.

– Посмотрите, Константин, она снова препирается со мной!

– Спокойно, – он вмешался.

Мужчина показал мне свое удостоверение. Он сделал несколько глубоких вдохов.

– Валерия, можно я задам несколько вопросов?

– Конечно, только в квартиру я вас не пущу. Вашего клиента отсюда потом не выгнать, – усмехнулась я.

– Не проблема. Валерия, скажите, кто владелец этой квартиры?

– Мой сын! – крикнула Любовь Павловна.

– Не совсем. Мне ее подарили, когда я уже была замужем. Но папа оказался продуманным, поэтому квартира записана на моих родителей. Юридически, я здесь живу с их согласия. Степан и Любовь Павловна не являются собственниками или даже наследниками.

Женщина не выдержала и заверещала:

– Я знаю, что ты это как-то незаконно провернула! Половина квартиры моя, я не дам тебе оставить Степу ни с чем. Гадюка! Эгоистка…

– Любовь Павловна, – попытался достучаться до нее Константин, – если Валерия говорит правду, то у вас действительно нет никаких прав на квартиру.

Пока он с ней разговаривал, я достала из шкафа документы и протянула их Константину.

– Вот, доказательство моих слов.

Он внимательно изучил информацию, кивнул и вернул папку.

– Пойдемте, Любовь Павловна, нам здесь больше нечего делать.

– Нет, я не позволю этой со-о-оплячке отнять у моего сына жилье. Я заставлю ее за все заплатить. Добьюсь того, чтобы ее на улицу выгнали.

Мне надоело слушать этот концерт, поэтому я пригрозила:

– Если вы не уберетесь отсюда, я вызову полицию.

– Ты еще смеешь мне угрожать?

Бывшая свекровь начала извергать новый поток ругательств и угроз.

– Извините, я не был в курсе всей ситуации, – тихо шепнул мне Константин.

– Ничего, вы не виноваты.

– Всего доброго, – попрощался он и начал утягивать свою клиентку к лестничной площадке.

Когда крики стихли, я закрыла дверь и сделала глубокий вздох.

– Еще и полудня нет, а я уже устала, – пробормотала я.

Что у таких людей вообще в головах творится? Как можно претендовать на чужое имущество?

От печальных мыслей меня отвлек сигнал телефона. Я отстраненно открыла уведомление и пробежалась по нему глазами. Замерла, перечитала сообщение еще раз.

– Приняли? Меня приняли на работу! – радостно крикнула я.

Черная полоса закончилась.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

— Вы думали, что вам с квартиры обломится? – спросила я бывшую свекровь громко смеясь. — Так она на моих родителей записана