– Вы хотите тест ДНК? – спросила я свекровь. – Это ваш сын живет за мой счет, так что любой результат вам не понравится

– Костик, мы сегодня будем завтракать? – спросила я мужа, выходя из душа. – Не поверишь, мне сегодня снились блинчики с клубничным вареньем.

– Ну, Дашка, могла бы и раньше сказать, – крикнул из кухни супруг. – Блинчики будут завтра, а сегодня попробуй яблочные оладьи. Они тебя точно удивят.

– Ты не забыл, что перед тем как с Сережей отправиться в садик, нужно заехать за справкой к педиатру, – напомнила я Косте во время завтрака. – И, да, пока не забыла, сегодня снова задержусь, так что ужинайте без меня.

Я поцеловала мужа и отправилась на работу. Так уж повелось у нас в семье, что я отвечала за достаток, а Костик – за домашний очаг. Но это нравилось не всем.

В Костика я влюбилась еще в 8 классе. Правда, такой серой мышке-отличнице, которой я была, не следовало даже надеяться на внимание хулигана-выпускника, державшего в страхе «ботаников» всей школы. Так что я, как говорится, любовалась издалека и томно вздыхала, когда Костик шел под руку с очередной школьной красоткой.

С улыбкой вспоминаю, как получала замечания от учителей, когда расписывала все тетради и парты «любовными посланиями». Сейчас, конечно, смешно, но тогда казалось, что даже дышать без любимого Костика я не могу.

После своего выпускного Костик куда-то уехал. В армию или в институт – тогда я точно не знала. У меня была одна забота – хорошо окончить школу и поступить на бюджет. Естественно, когда предмет обожания пропал из моего поля зрения, то я начала потихоньку о нем забывать.

В университете появились другие парни, но серьезные отношения меня мало интересовали. Я выросла в семье с достатком ниже среднего, поэтому мне очень хотелось научиться зарабатывать большие деньги.

Примерно в то же время я увлеклась выпечкой. Сначала самостоятельно делала торты на заказ, потом немного подкопила и открыла небольшой цех по производству кондитерских изделий.

Естественно, о той «большой и чистой» школьной любви даже думать забыла. Но все определил случай. Мне поступил срочный заказ – 20 бенто-тортиков с индивидуальным декором. Доставить товар я чисто физически не могла, поэтому решила воспользоваться услугами проверенной курьерской службы.

– О, новенький, не думала, что в таком возрасте еще идут в эту сферу, – обратилась я к приехавшему курьеру, упаковывая последнюю коробку. – Значит так, адрес у вас есть. Только везите аккуратно, фирме я доверяю, а вот новым сотрудникам не очень.

Я внимательно посмотрела на мужчину и чуть не выронила торт из рук. Передо мной стоял Костик. Конечно, он изрядно изменился, слегка осунулся, потерял несколько зубов. Но в нем легко угадывались черты мальчика-хулигана, которым я украдкой любовалась в школе.

– Константин? – уточнила я, не веря своим глазам.

– Да, – удивленно ответил мужчина, – мы знакомы?

– Ну, я с вами так уж точно, мы учились в одной школе, – я смотрела на Костика и понимала, что где-то в глубине души у меня просыпаются чувства.

Я словно встретила старого друга из далекого прошлого. Мне очень хотелось пообщаться с Костей, узнать, как сложилась его жизнь, и почему он вдруг подался в курьеры. Мы обменялись телефонами, потом встретились, и как-то незаметно у нас завязались романтические отношения.

Оказалось, что после школы Костик влип в неприятную историю, поэтому спешно переехал в другой город. Там выучился на автослесаря, но на работе долго нигде не задерживался. И к 34 годам он успел поработать дворником, механиком, таксистом, продавцом и вот теперь курьером. По этой же причине он не смог обзавестись семьей.

Спустя полгода отношений мы поженились. Мои родители приняли Костика как родного, а вот его мама, Раиса Витальевна, долгое время относилась ко мне очень холодно.

– Не обращай внимания, – успокаивал муж, – просто мама привыкла, что она главная женщина в моей жизни. Все наладится.

Если честно, я сильно и не переживала по этому поводу. Мнение свекрови меня не интересовало, и я просто старалась держать нейтралитет в общении с ней.

Ситуация не изменилась и тогда, когда я забеременела. Даже несколько усугубилась. Теперь внимание Костика было приковано только ко мне.

К слову, он оказался прекрасным заботливым мужем. Вот уж никогда бы не подумала, что школьный хулиган может быть настолько зависимым в отношениях с женщиной. Но нас двоих это устраивало. Я не видела ничего зазорного в том, что мой муж занимается бытом и нигде не работает. Моих заработков вполне хватало, чтобы содержать семью и немного помогать родителям. И Раисе Витальевне в том числе.

Однажды Костя предложил взять на себя оплату коммунальных услуг его мамы. Я знала, что пенсия у Раисы Витальевны была мизерная, поэтому поддержала инициативу супруга. Также мы старались раз в неделю закупать продукты и лекарства для свекрови. А еще, втайне от меня, Костик давал Раисе Витальевне несколько тысяч в месяц на личные нужды.

Только это не было тайной. На самом деле, о щедром порыве супруга я узнала практически сразу, но не стала его «разоблачать». Для нас сумма незначительная, а свекрови хоть какая-то помощь.

Я надеялась, что после этого Раиса Витальевна изменит свое отношение ко мне. Но чуда не произошло.

– Да ты же подкаблучником стал, – как-то заявила свекровь во время семейного ужина. – Тарелки носишь, указания выполняешь. Может и тапки научился приносить?

– Раиса Витальевна, – не выдержала я, – мне в роддом со дня на день, и вертеться на одной ножке перед вами мне тяжело. Нет ничего плохого в том, что муж заботится о беременной жене.

– Его папа передо мной на задних лапках не скакал, – не унималась свекровь.

– И где же он теперь? – съязвила я, чем спровоцировала еще больше возмущений со стороны Раисы Витальевны.

Несмотря на мой возраст, роды прошли легко и без осложнений. Мы с Костиком были самыми счастливыми родителями на свете. Все души не чаяли в нашем Сереженьке. Все, кроме свекрови.

– Ты что, совсем достоинство растерял, – заявила Раиса Витальевна, когда впервые увидела внука, – она же рога тебе наставила! Костик, сыночек, опомнись.

Я тогда вытолкала свекровь из квартиры и попросила больше у нас дома не появляться. Конечно, я говорила на эмоциях. У меня не было даже в мыслях запрещать маме мужа общаться с внуком. Другое дело, что свекровь сама отказывалась его признавать.

Ее смущал тот факт, что Сережка родился с огненно-рыжим цветом волос. Раиса Витальевна была уверена, раз мы с Костиком брюнеты, то и сын должен быть темноволосым. О том, что внешность ребенка определяется генетикой, которая может быть сложной и непредсказуемой, свекровь даже слушать не хотела. А мои рассказы о прадеде с таким же цветом волос Раиса Витальевна считала выдумкой.

Мы с Костиком не обращали внимания на возмущения свекрови. Но, как говорится, вода камень точит. Я начала замечать, что от Раисы Витальевны Костик возвращается угрюмым и задумчивым. Поначалу я пыталась выяснить, в чем дело, но супруг только отнекивался.

– Ну ладно, сам расскажешь, если захочешь, – я решила не настаивать на откровенном разговоре. – Слушай, я тут прикинула немного. Думаю, нужно расширяться. Есть несколько предложений по установке пряничной линии. Может рискнуть?

– Мне нравится идея, – поддержал меня Костик, – пряники долго не портятся, можно и в магазины сбывать. Выгодно.

– Ну, раз ты не против, тогда сейчас свяжусь с поставщиками оборудования. А, и с магазинами хорошая идея, нужно продумать. В общем, Сережку покорми, и на меня ужин не готовь. Буду поздно, – я обняла мужа и выпорхнула из квартиры, окрыленная новой бизнес-идеей.

Домой я действительно вернулась поздно. Я пыталась зайти так, чтобы не разбудить домашних. Но, оказалось, у нас были гости. В прихожей я заметила обувь Раисы Витальевны. Свекровь и так не часто нас навещала, а столь поздний визит и вовсе вызвал у меня удивление.

– Я же тебя предупреждала, что ни к чему хорошему этот брак не приведет, – тараторила Раиса Витальевна, не зная, что я все слышу. – Вот где она? Из тебя все соки тянет, а сама по мужикам ходит! Снова в подоле принесет и на тебя, дурака, повесит. Это еще неизвестно от кого Сережа. ДНК надо делать, раз мне не веришь!

Я была настолько возмущена услышанным, что едва не набросилась на Раису Витальевну с кулаками.

– Вы хотите тест ДНК, – спросила я свекровь. – Это ваш сын живет за мой счет, так что любой результат вам не понравится.

– Это еще почему? – удивленно спросила Раиса Витальевна.

– Потому что если окажется, что Сережа не сын Кости, то мы разведемся, – я постаралась добавить в голос как можно больше надменности. – Я перестану скрывать «измену» и уйду к «любовнику». А ваш холодильник перестанет заполняться, а счета – оплачиваться.

– А если отцовство подтвердится? – на лице свекрови читалось недоумение.

– В таком случае Костик не захочет вас видеть, ведь вы столько лет наговаривали на его любимую женщину. И финансовая поддержка опять-таки прекратится! – я взглянула на мужа, – так ведь, любимый?

Неожиданно Костя встал на сторону Раисы Витальевны.

– Даш, ну давай уже сделаем этот тест, пусть мама успокоится, и мы забудем это как страшный сон.

– Ах вот вы как, – я почти сорвалась на крик. – Совсем забыла сказать, что анализ мы будем делать за ваш счет. Вот подкопите, тогда и поговорим. А пока, Костик, ты поживешь у мамы.

Раиса Витальевна была заметно растеряна, но она все еще пыталась выдержать с достоинством мои слова.

– Подумаешь, – выпалила перед уходом свекровь, – до встречи с тобой Костя работал, как любой нормальный мужчина!

–Точно! Мальчиком на побегушках, – крикнула я, когда Костя с мамой уже шли к лифту.

Если честно, о последних словах я потом немного пожалела. Но тогда эмоции настолько меня переполняли, что я с трудом могла себя контролировать.

Хорошо, что времени на самобичевание у меня не было. Утром я отвезла Сережу к родителям, а сама с головой окунулась в работу. Столько еще предстояло сделать, что голова шла кругом. Но мысли о супруге иногда меня посещали. На самом деле Костя очень хороший муж, заботливый и преданный. И если бы его мама не забивала голову своими подозрениями, то никакого скандала бы не произошло.

«Чего она взъелась? Может, у самой скелетик в шкафу припрятан…», – размышляла я, пока ехала домой.

У подъезда я заметила Костика.

– О, а ты чего тут? – ироничным тоном спросила я. – Неужели деньги так быстро собрали? Или, наоборот, закончились, жить не на что?

– Даш, ну зачем ты так. Ты же знаешь, мне никакие доказательства не нужны. Я очень люблю вас с Сережей и не хочу терять, – на этих словах Костя попытался меня обнять.

– Ну уж нет, дорогой, – я отскочила от мужа. – Пока твоя мама не извинится, домой я тебя не пущу. Так что можешь идти.

Мне было очень жаль Костика. Я понимала, что он мечется между двух огней. Но пришло время выбирать сторону, и просто так сдавать свои позиции я не собиралась.

И тут началось то, чего я вообще не ожидала. Мне начала звонить свекровь, вот только извиняться она не планировала.

– Ты па-а-адшая женщина, – кричала в трубку Раиса Витальевна, – да на тебе клейма негде ставить.

И это самые невинные выражения, которые использовала в мой адрес свекровь.

Также Костина мама пыталась запугать меня тем, что отсудит половину моего имущества. Я, конечно, посмеялась ей в ответ, и неожиданно для себя осознала, что с этой семейкой не хочу иметь ничего общего.

«Завтра подаю на развод», – написала я Косте в СМС.

Я, конечно, очень люблю мужа, но здоровая психика моего ребенка намного важнее. А с такой полоумной бабушкой Сережа может оказаться в реальной опасности.

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

– Вы хотите тест ДНК? – спросила я свекровь. – Это ваш сын живет за мой счет, так что любой результат вам не понравится
«Не надоело брюхатой-то ходить?» — негромко, со злостью произнесла свекровь