Никому ты не нужна

Женщина собирала свои вещи и думала горькую думу. Разве могла Арина Юрьевна подумать, что когда-то придётся жить в общежитии. Как она радовалась, когда её единственный сын Яша женился.

Двадцать два года она прожила с сыном в однокомнатной квартире, которую получила как сирота. Тесно, конечно, но всё же свой угол. Родителей она своих не помнила, сдали они её совсем маленькую в детский дом и обратно не взяли. Был у неё ещё брат лет на десять старше его, которого она и не помнила.

Когда Арина стала взрослый, попыталась разыскать своих родителей. Узнала, что они умерли. Могилку их нашла. Стала изредка туда приходить – всё же родители.

Сын женился, у невестки тоже однокомнатная квартира была. Вот и решили на трёхкомнатную обменять. Обменяли, записали на невестку. Какой-никакой ремонт сделали. Вскоре внук, Данилка, родился. Как бабушка рада была.

Вот только молодые стали чаще и чаще ругаться. Сноха всё недовольна была, что муж мало зарабатывает. Не выдержал Яша и уехал на Север на заработки вахтовым методом. Месяц – работает, месяц – дома. Деньги стал привозить.

Вот только стала Арина Юрьевна замечать, что, когда сын на своём Севере, сноха оставляет на неё внука и куда-то уходила. Всё говорила, что работу ищет. Вот только выходить на работу, что-то не торопилась.

Затем сын с женой поругался и остался на Севере. Невестка тут же нашла другого, а свекрови сказала, что квартира её, и чтобы она искала себе жильё. Арена, конечно, сперва возмутилась: мол, и моя доля здесь есть. Но та уже и нового мужа сюда привела.

Хочешь – не хочешь, а пришлось уйти. Дали ей от завода комнату в общежитии. Перевезла она туда кое-какую свою мебель и посуду. Пришла последний раз всякую мелочь забрать.

Тут сноха из своей комнаты вышла и так грубо говорит:

— Скоро ты соберёшься?

— Что ты за человек, Эмма? – попыталась пристыдить её бывшая свекровь. – Когда трудно было, ты меня и мамой называла, тогда я нужна была, а сейчас гонишь.

— Никому ты не нужна, — со злобой произнесла бывшая сноха. – Даже сыну. Что-то он о тебе не вспоминает, а мне-то уж, подавно не нужна.

— Ладно, может ещё вспомнишь, — взяла Арина свои сумки и направилась к выходу.

А сноха вдогонку:

— Ключи от квартиры оставь.

Положила ключи на тумбочку и вышла.

Сильно изменилась жизнь у Арины Юрьевны. Стала чувствовать, что действительно никому не нужна, кроме маленького внука. А чтобы с ним в выходные погулять ещё надо бывшей снохе в ножки поклониться. И это несмотря на то, что сын ей деньги посылал.

Сам сын, похоже, там на Севере, тоже новую нашёл. Не появляется и даже не звонит. Смирилась Арина, совсем решила, что не будет ей больше счастья в жизни. И вдруг…

Она после работы подходила к своему подъезду, когда открылась дверь стоящего возле дома автомобиля из него вышел солидный мужчина:

— Вы Тропинина Арина Юрьевна?

— Да.

— Я адвокат вашего брата Олег Иванович Голицын.

— Какого брата? – не поняла Арина.

— Тропинина Всеволода Юрьевича. Он живёт в областном центре. Просил доставить вас к нему. Сам он очень болен.

— Я его и не помню…

— Он меня предупреждал об этом. Садитесь в машину!

С минуту женщина колебалась, но всё же села.

До областного центра было всего сто километров и через два часа они подъехали к трёхэтажному коттеджу.

Её привели в огромную спальню на кровати лежал бледный мужчина неопределённого возраста. Он долго смотрел на вошедшую женщину, наконец, тихо произнёс:

— Вот ты какая сестрёнка, Арина! Садись!

Она тут же почувствовала, что кто-то подвинул кресло. Села.

— Виноват я перед тобой, — продолжил больной. – Что родители умерли, я знал, а о тебе даже не вспомнил.

— Всеволод, я сама, столько же виновата.

— Ты, Арина, расскажи, как живёшь? Олег говорит, что обижают тебя родственники.

— Сын на Север уехал. Сноха нового нашла, а меня в общежитие отправила. Одна радость – внук.

— Ладно, Арина, ты прости их. Я за свою жизнь столько зла людям причинил, хочу перед смертью, хоть как-то искупить это. Я тебе наследство оставил. Когда умру, Олег тебе все объяснит.

— Да, ты что, брат?!

— Всё нормально, Арина! – и вдруг спросил. — Ты к нашим на могилки ходишь?

— Хожу.

— Ты им хорошие надгробья поставь. Всё же наши родители.

— Поставлю.

— Ты поживёшь у меня? Хоть поговорим.

— Ладно.

Больной улыбнулся и кого-то поманил пальцем:

— Да, Всеволод Юрьевич? – тут же появилась возле кровати молодая симпатичная женщина, видно домохозяйка.

— Клава, это моя сестра. Она поживёт у меня. Позаботься о ней!

— Хорошо.

— Сестрёнка, ты извини! – виновато улыбнулся брат. – Мне даже долго разговаривать тяжело. Ты отдыхай пока! Что надо, ты Клаве скажи!

— Арина, идёмте я покажу вашу комнату, — предложила прислуга.

«Комната» была гораздо больше её однокомнатной квартиры. Конечно, с ванной комнатой и туалетом.

— Я как раз с работы шла. Мне бы помыться, — попросила Арина.

— Пожалуйста, в ванной комнате вы найдёте, всё что вам будет нужно.

Прошло несколько дней. Арина словно в другой мир попала, где не надо считать деньги до получки, где на тебя никто не кричит.

Самое главное здесь был брат, с которым они разговаривали всё свободное. Оба не могли представить, почему они встретились только сейчас, а не десять-двадцать лет назад. Всеволод во всём винил себя и ему так хотелось искупить вину перед сестрой.

А где-то в глубине души женщины зарождалось ещё одно чувство, о котором она даже боялась думать. Она пару раз ездила в свой город за документами, повидаться с внуком. Каждый день посещала магазины. И всё время её сопровождал адвокат брата Олег.

Олег её брату скорее другом был, чем адвокатом. Четверть века они вместе, с тех пор, как Всеволод стал развивать свой бизнес и ему понадобился умный человек, разбирающийся законах и документах.

Всё это время и её брат, и Олег оставались холостяками. Всё чаще и чаще стала Арина ловить на себе взгляды этого мужчины. Старалась, не думать об этом, не обращать на это внимания, но, как говорят: «сердцу не прикажешь».

А Всеволоду становилось всё хуже и хуже. Даже разговаривал с большим трудом.

В тот вечер брат с сестрой были в месте весь вечер. Всеволод уже не мог разговаривать, просто смотрел на неё грустными глазами и по ним Арина читала, что брат прощался с ней.

Он с трудом улыбнулся и протянул к ней свою руку. Она взяла его ладошку…

Сидевший рядом врач, вдруг бросился к ним, замер и, опустив голову, произнёс:

— Всё.

Из глаз у Арины потекли слёзы. Она долго плакала, не выпуская руку брата. Привёл её в себя голос врача:

— Арина, закройте ему глаза!

Она последний раз посмотрела в застывшие глаза человека, ставшего таким родным, и опустила его веки.

На следующий день, после похорон брата, было зачитано завещание. Если не считать незначительных сумм, оставленных ближайшему окружению, всё состояние Всеволода Тропинина была завещано его сестре Арине и другу покойного, Олегу Ивановичу Голицыну.

Олег, чуть ли не каждый день, заставлял Арину читать и подписывать, какие-то бумаги, но что-то ей совсем в голову не лезло их содержание. Все мысли были о мужчине, который стоял рядом. Бросало в дрожь, когда он случайно задевал её. Затем подписывала очередную бумагу, так и не поняв, что в ней написано.

Пыталась превратиться в леди, пропадая в салонах, лишь бы он обратил на неё внимания. Но натыкалась на его, ничего незначащую, улыбку и дежурный комплемент.

Справили сорок дней по брату.

На следующий день Олег зашёл к ней в комнату и, улыбнувшись, произнёс:

— Арина Юрьевна, надо подписать очередную бумагу. Сначала внимательно прочитай!

Женщина, как всегда уткнулась в бумагу, а мысли, как всегда, были далеки от её содержания:

«Какой ты бесчувственный! Ты можешь хоть раз сказать, что-нибудь приятное? Зачем ты мне суешь эти бумаги, я в них ничего не понимаю? Ведь стоишь за спиной. Посмотри мне в глаза, отгадай мои мысли!»

— Арина…, — и голос с какими-то волнующими нотками.

— Да, -женщину словно подбросило.

— Арина, я люблю тебя! Выходи за меня замуж!

Ноги подкосились, глаза застелил туман и из этого тумана раздался его испуганный голос:

— Арина, что с тобой?

Следующий месяц содержание важных документов Арину совсем не волновало, её волновало подготовка к свадьбе. Ох, каким это оказалось трудным делом! Хотелось, чтобы было как у всех, но тебе уже сорок восемь, а жениху пятьдесят. Деньги позволяли сделать пышное торжество, но нужно отметить скромно. К тому же жених подготовкой к свадьбе совсем не захотел заниматься.

Конечно, помощников и помощниц у Арины хватало, которые с восторгом выполняли за неё всю нудную работу.

И вот завтра свадьба.

К ней подошёл охранник:

— Арина Юрьевна, там около ворот мужчина с женщиной и ребёнком. Говорят, что ваши родственники.

— Пошли, посмотрим!

Сыну-то она о свадьбе написала, но, что за женщина с ребёнком…

У ворот стояли сын, сноха и внук.

— Баба! – закричал тот и бросился к ней.

— Данилка! – на минуту она забыла обо всём на свете.

— Здравствуй, мама! – подошёл к ней сын, обнял.

— Здравствуй, мама! – как ни в чём не бывало произнесла сноха и тоже обняла.

— Ладно, проходите! – пригласила Арина своих родственников.

С каким восторгом сноха осматривала коттедж, похоже, представляя, что будет жить здесь.

Тут Олег вернулся, поздоровался, познакомился – никаких эмоций. Если не считать разговора с маленьким Данилкой. Они друг другу сразу понравились.

Даже вместе съездили за машинкой, которая «сама едет». Восторгу ребёнка не было предела – машина оказалась большой и в неё можно садиться и кататься по огромному двору.

Два дня длились свадебные торжества прямо в коттедже. Гостей мало, зато – места много.

В воскресенье вечером Олег посадил своих новых родственников за стол и спросил:

— Вы, где жить собираетесь? У себя в городе или здесь?

— Здесь, — заулыбалась сноха.

— Тогда меняйте свою трёхкомнатную, на трёхкомнатную в нашем городе.

Радость с лица Эммы улетучилась.

— Мы вам поможем найти хорошую квартиру и доплатим разницу, — как ни в чём не бывало продолжил Олег. – Будем друг к другу в гости ходить.

Родственники молчали. Подождав, пару минут, Олег твёрдо произнёс:

— Завтра утром вас на нашей машине отвезут обратно. Продавайте квартиру, а я пока вам здесь трёхкомнатную найду, — одобрительно улыбнулся. – Пока отдыхайте! Машина будет ждать вас завтра в десять утра. Чтобы Данилка вам не мешался, он останется здесь. Всё!

Все разошлись. Но немного погодя, сын со снохой подошли к Арине:

— Мама, — разочаровано произнёс сын. – Мы с Эммой думали, что все вместе будем жить.

— Эмма, — обратилась Арина к снохе, – а как ты вновь очутилась возле сына?

— Ну, мы поссорились и помирились. С кем не бывает?

— Так ведь ты, Эмма сказала, что я никому не нужна.

— Ну, я… погорячилась.

— Так вот, дорогие, теперь будете всё делать так, как сказал мой муж. Или обходитесь без нас, — Арина повернулась и направилась в спальню, где её ждал супруг.

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Никому ты не нужна
Закуска на УРА! Готовлю на каждый праздничный стол.