— Завтра мы приедем, — холодным тоном произнесла золовка. — У тебя есть время выставить своих квартирантов за дверь

— Тебя можно поздравить? — хитрым голоском произнесла золовка Кристина, едва Алевтина ответила на звонок.

— С чем? — слегка смутилась родственница, не сразу поняв, о чем идет речь.

— Ходят слухи, что ты теперь у нас богатый Буратино, — язвительно ответила женщина. — Ну не делай вид, что не ты стала обладательницей московской квартиры.

Только после этих слов сконфуженная Алевтина поняла, о чем говорила сестра мужа.

Около месяца назад сноха неожиданно получила в наследство от троюродной бабушки, которую видела всего пару раз в жизни, квартиру в столице нашей Родины.

— Да, спасибо, — немного смутившись, ответила на поздравления Алевтина.

Она практически не общалась с золовкой и поэтому была очень удивлена ее звонку.

Кристина жену брата не приняла, считая, что та позарилась на их двухэтажный родительский дом, тем более, что Алевтину Валентин привел уже беременную.

— Хорошо как, будем к вам теперь в гости приезжать. К тому же твоя старшая племянница собралась этим летим в Москву поступать, — затараторила в трубку Кристина.

Сноха опешила, с трудом понимая, о ком именно идет речь. Она знала, что у сестры брата есть три дочери, однако видела их за семь лет семейной жизни с мужем Алевтина всего пару раз.

К словам Кристины женщина отнеслась несерьезно и практически сразу забыла о них.

Неожиданно свалившимся ей на голову наследством она решила распорядиться на свое усмотрение.

Так как сами с мужем они жили в Подмосковье, квартиру решено было сдавать.

Появившиеся лишние деньги Алевтина тратила на оплату дополнительных кружков и секций для детей, а также на походы в салоны красоты.

О том, что у них с Кристиной был разговор по поводу квартиры, женщина вспомнила, когда золовка снова ей позвонила.

— Ну что, москвичка, завтра встречайте нас на железнодорожном вокзале, — с деловым видом сообщила родственница. — Мы с твоей племянницей приезжаем полтретьего.

— Куда вы приезжаете? — остолбенела Алевтина.

— Куда, куда… в Москву, куда же еще? — ухмыльнулась золовка. — С Аней. Говорила же, что она поступать собралась, — по голосу было очевидно, что Кристина раздражена.

— Мы же не в Москве живем, — непонимающе ответила Алевтина.

— Вы нет, зато у тебя там есть квартира. Она нам и нужна, — загадочно цокнула языком золовка.

— Ты говоришь про квартиру бабушки? — оживилась женщина. — Я ее сдала еще два месяца назад.

— Как это сдала? Мы же с тобой договаривались, что приедем и остановимся в этой квартире! — разозлилась Кристина. — То есть, вместо помощи родне, ты чужакам ради денег предоставила свое жилье?

— Почему я должна была им отказать? — озадаченно спросила Алевтина. — Я ничего тебе не обещала…

— Как это?! Память отшибло? Тогда я тебе напомню, что я звонила и говорила, что мы с дочкой приедем! — злобно процедила сквозь зубы золовка.

— Мало ли что ты мне сказала, я ничего не обещала. Ты сама почему-то решила, что я согласилась, — возразила женщина, которая была поражена наглостью Кристины.

— Мы выезжаем сегодня вечером и завтра уже будем в Москве к трем часам, — холодным тоном произнесла уязвленная золовка. — У тебя есть время выставить своих квартирантов. Напомню на минуточку, что ты жена моего брата, поэтому мы, как бы там ни было, родственники!

— Я ничем не могу тебе помочь, — этой фразой женщина ясно дала понять, что манипуляции золовки потерпели поражение.

— Мы завтра будем в Москве! — не обращая никакого внимания на слова Алевтины, отчеканила каждое слово Кристина и, не попрощавшись, положила трубку.

О том, что сноха отказала родственникам в помощи, ее муж Валентин узнал практически сразу же.

Мужчине позвонила раздраженная Кристина и пожаловалась на жадную родственницу.

К ее большому удивлению, Валентин встал на сторону жены и заявил, что только ей решать, кого впускать в свою квартиру.

— Значит, после женитьбы ты на всех родственников решил болт положить? Я сразу поняла, как увидела ее семь лет назад, что ты будешь подкаблучником, — обвинила брата Кристина и резко прервала разговор.

Алевтине казалось, что на этом все и закончилось. Однако на следующий день снова раздался телефонный звонок.

Золовка презрительно сообщила женщине о том, что они с дочерью уже на вокзале.

— Зачем вы приехали, если вам было русским языком сказано, что мне некуда вас селить? — растерянно ответила Алевтина.

— Ты до сих пор не выселила квартирантов? — удивилась Кристина, которая искренне рассчитывала на то, что сноха к ней прислушается.

— И не собираюсь. Снимайте квартиру, номер в отеле, что угодно, — с равнодушием ответила женщина.

— Не думаю, что наша мама обрадуется, когда услышит, как ты поступила с ее дочерью и внучкой, — решив запугать родственницу, строго произнесла Кристина. — Все-таки у нас с тобой и так были не самые лучшие отношения, но ты их решила окончательно испортить. Ты понимаешь, что своим отказом подписываешь себе приговор?

— Твои запугивания не помогут. Я ничем тебе не обязана, — резко осадила золовку Алевтина.

— Это мы еще посмотрим. У тебя есть двадцать минут, чтобы раскаяться и все исправить, — золовка решила с барского плеча дать родственнице еще один шанс.

Вместо ответа Алевтина молча положила трубку, решив больше не принимать звонки от сестры мужа.

Чтобы прояснить ситуацию, Валентин позвонил матери. Мужчина захотел узнать, что происходит, и почему сестра вдруг решила присесть им с женой на шею, хотя заранее была предупреждена о том, что принять их с дочерью никто не сможет.

Женщина, как оказалось, ничего не знала об этом, или просто сделала вид, будто не знала.

По крайней мере все выглядело именно таким образом. Валентину же показалось, что мать пыталась убедить его в том, что она не встала ни на чью сторону.

Не солоно хлебавши Кристина вместе с дочерью вернулась вечерним рейсом домой.

Чтобы отомстить снохе и брату за негостеприимность, женщина пустила слухи о том, что они, отказав племяннице в приюте, виноваты в том, что девочка не смогла поступить в Московский университет.

Родственники немного посудачили на эту тему, но быстро забыли, поскольку прекрасно знали характер Кристины

В жизни Валентина и Алевтины ничего не изменилось. Они как не общались с наглой родственницей, так и не начали.

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

— Завтра мы приедем, — холодным тоном произнесла золовка. — У тебя есть время выставить своих квартирантов за дверь
Настолько вкусный салат, что ешь и не можешь остановиться: он и вкуснее салата Оливье, да и проще готовится