— Я не буду сдавать квартиру! — Вера хлопнула рукой по столу

— Какого рожна я должна переезжать к тебе? Мать, ты что, с дуба рухнула? Меня всё устраивает! Почему я из-за тупого брата алкаша должна ломать свою жизнь? — Вера кружила по гостиной и не находила места от злости.

— Это моя квартира, я сама её купила. Мне плевать, что Боре нужны деньги на клинику. Он мне даже не родной брат. И он никогда ко мне хорошо не относился! — Фыркнула дочь.

— Хватит маячить, как бельмо на глазу. Сядь уже. — Нина Фёдоровна откинулась в кресле.

— Мы семья, у брата беда. Ты же видишь, как зелёный змий крепко схватил его за одно место. Ему самому не выбраться. — Женщина тяжело вздохнула.

— Помогать Боре… Проще оставить деньги на лавочке. — Вера пронзительно посмотрела на мать.

— В прошлый раз ты на его лечение потратила пятьсот тысяч. А он… Как вышел из клиники, в этот же день выжрал залпом бутылку водки. Прямо у магазина. А ведь ему полгода мозги промывали. — Не скрывая раздражения, добавила Вера и села на диван.

— В этот раз всё будет по-другому. Я нашла клинику, которая даёт гарантию. Платишь один раз… Если Боря сорвётся, они его второй раз бесплатно лечат. Но у них почти нет осечек… — Решительным голосом ответила Нина Фёдоровна.

— Этот балбес точно сорвётся, мама. Даже не начинай. — Вера покачала головой.

— Верочка, не будь такой жестокой. Зачем ты так говоришь? — Нина Фёдоровна решила надавить на жалость. — Я же его мать… Если бы с тобой, не дай бог, что случилось… Я бы всё отдала, чтобы у тебя всё было хорошо.

— Мама, нет и точка. Я не собираюсь жить с тобой. Мне не двадцать… И муж мой совершенно точно не согласится… — Вера обхватила себя руками.

— Ну тогда, если ты не хочешь переезжать, просто дай мне денег на лечение сына. — Злобно прошипела мать. — Мне нужно восемьсот тысяч. Можно частями.

— Мама, у меня нет таких денег. — Тебе пора! — Вера встала и жестом показала матери на дверь.

— Нет денег, возьми кредит. На кону жизнь твоего брата! — Взвизгнула Нина Фёдоровна.

— Не смей повышать на меня голос в моём же собственном доме! — Крикнула в ответ Вера. — Мне плевать на этого полудурка. Никаких денег ты не получишь. Я не собираюсь сдавать свою квартиру.

— Тогда на меня в жизни можешь не рассчитывать! Для тебя я умерла. Свою и бабушкину квартиру я завещаю Боречке… — Отчеканила Нина Викторовна и с высоко поднятой головой пошла к двери. — У меня больше нет дочери.

Когда мать ушла, Вера рухнула в кресло, обхватила себя руками и заплакала.

— Ну почему она такая сложная? С ножом к горлу. Ну как так можно? — Вера на дух не переваривала старшего брата от первого брака матери… Боря всё детство её пинал и издевался над девушкой.

— Я этому монстру ни копейки в жизни не дам… Какое лечение? Ему ничто не поможет… — Вера тихо всхлипывала в кресле.

Вера несколько часов просидела в своих тяжёлых мыслях, пока с работы не пришёл муж.

— Любимая, что случилось? — Встревоженно спросил Олег.

— Мама приходила… Сказала, что лишит меня наследства, если я не сдам свою квартиру и не перееду к ней… — Вера бросилась на шею Олегу и снова громко заплакала.

— В смысле… Если ты не сдашь свою квартиру? — Олег серьёзно посмотрел на жену.

— В прямом, любимый… — Ей нужны восемьсот тысяч, чтобы сдать Борю в новый реабилитационный центр. Эта дура верит, что ему там помогут. — Вера облокотилась на подоконник и обхватила голову руками.

— Денег у неё нет… Поэтому она поставила мне вопрос ребром. — Вера открыла окно и, высунувшись наружу, сделала несколько глубоких вдохов.

— Либо я сдаю свою квартиру, и мы с тобой переезжаем к ней… Либо она завещает свою квартиру и квартиру бабушки Борису. — Вера содрогнулась от обиды и пересказала мужу разговор с матерью.

— Любимая, разругаться вдрызг с матерью это не дело. — Олег неожиданно для Веры встал на сторону её матери.

— Ты знаешь, у меня дядя умер от пьянства. Если мы действительно можем помочь твоему брату… То почему бы не попробовать? — Мужчина включил в гостиной свет и взял со стола бутылку воды.

— Я знаю, что ты не в восторге от своего брата, но ты делаешь это не для него, а для своей матери. — Олег сделал глоток и ласково посмотрел на жену. — Насколько мне известно, у тебя с ней всегда были хорошие отношения.

— Твоя мать… Я так понимаю, после развода Борис переехал к ней… Ты хоть представляешь, как ей тяжело? Такого врагу не пожелаешь… — Олег покачал головой.

— Давай потерпим твою маму полгода… У меня с ней нормальные отношения… — Олег подошёл к супруге и взял Веру за руку.

— Любимая, ты же знаешь, я бы тебе с удовольствием помог деньгами, но я всё вложил в свой новый проект. У меня окупаемость начнётся только через полгода. Как раз все дружно въедем в светлую полосу. — Олег умел уговаривать.

— Мама получит трезвого Борю, мы вернёмся в твою квартиру. Всё будет хорошо… — Олег хотел ещё что-то добавить, но Вера его перебила.

— Олег, ему не помогла прошлая реабилитация, он сорвался в день выписки. Я думаю, что это деньги на ветер… — Вера тяжело вздохнула.

— Ну сорвётся в этот раз, это уже будет не наша проблема. Мы честно пошли навстречу! — Олег на секунду задумался, а потом добавил. — А ты попросишь, чтобы она поговорила с бабушкой. Чтобы она тебе сразу завещала квартиру.

В тот вечер Олег и Вера ещё долго обсуждали, что делать. В итоге Олег убедил Веру сдать её квартиру и переехать к матери. Услышав приятную новость, Нина Фёдоровна быстро забыла об обиде и в два счёта уговорила бабушку Веры включить внучку в завещание.

Борю сдали в клинику. Полгода Вера и Олег жили в квартире матери. Конфликтов почти не было. Жили довольно дружно. Супруги занимались своими делами, а тёща своими. Потом вернулся Боря. Очень тихий. Вера никогда его таким не видела.

Он пришёл с одной спортивной сумкой и вместо фразы в стиле: «Мать, а есть что пожрать»… Робко из себя выдавил: «Мамочка, можно я тут тихонько поживу…»

Вера и Олег должны были распрощаться с арендаторами через неделю. Борису поставили раскладушку в гостиной, где полгода жили супруги. Если бы герои только знали, чем закончится эта история.

Олег и Вера вернулись с работы. Борис уже спал. Супруги тихо легли на диван и заснули в объятиях друг друга.

Первой проснулась Вера. Боря сидел на раскладушке и тихо разговаривал сам с собой.

— Нет, я тебя не выпущу. Я теперь хороший. Я хорошо себя веду. — Тихо шептал мужчина.

— Выпусти, я устрою тут страшную месть за всё то, что они мне сделали. За все те страдания, которые я испытал. — Ответил Борис сам себе не своим голосом.

У Бори были закрыты глаза. Было видно, что он бредит. Вера в ужасе прижалась к мужу. Олег открыл глаза. Лена испуганно посмотрела на супруга и жестом показала, чтобы он обратил внимание на её брата.

— Я тебя не выпущу, ты плохой, ты всем сделаешь больно. — Шептал Борис.

— Выпусти меня! Через месть придёт удовольствие. — Мужчина замер в безумной улыбке.

— Нет, не выпущу! Я хочу новую жизнь… — Боря стиснул в руках подушку.

— Немедленно выпусти, я хочу на свободу! — Борис хотел ещё что-то сказать, но Олег его перебил.

— Борис! Что с тобой? У тебя всё хорошо? — Олег вскочил с кровати и резко включил свет.

— А? Что? — Борис испуганно посмотрел на мужчину и крепко вцепился в раскладушку.

— Ты разговаривал сам с собой! — Олег грозно посмотрел на заспанного брата жены.

— А, ой, простите… — Смущённо пробормотал Борис. — Мне просто снился кошмар. — Это больше не повторится.

Олег выключил свет и лёг рядом с Верой. Борис быстро заснул, а супруги ещё долго ворочались, думая над словами Бориса. На следующий день, когда Борис пошёл с матерью гулять, Вера встревоженно подошла к мужу.

— Я, конечно, ни на что не намекаю, но, кажется, у моего брата в клинике протекла крыша. Он не в себе… — Вера налила чай и села на кухне напротив Олега, который встал часом раньше.

— Он хотел с кем-то поквитаться. Чует моё сердце, речь шла именно о нас. — Вера тревожно посмотрела на мужа.

— Любимая, не бери в голову. Это бред человека, который полгода был заперт в комнате с серьёзными препаратами. Там доктора, профессионалы… Видишь, он не сорвался, как в прошлый раз… Всё хорошо. — Олег попробовал успокоить супругу.

На следующую ночь Борис снова бредил. Вера записала его слова и отправилась к лечащему врачу.

— Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы сердца людей. — Лечащий врач Бориса усмехнулся.

— Серьёзно? Лаврентий Петрович, вы сейчас процитировали Достоевского? — Вера с возмущением посмотрела на врача.

— Я за это восемьсот тысяч отвалила? За демонов в голове своего бестолкового брата, которого в любой момент может переклинить? А если он устроит нам кровавую вендетту за то, что мы его упекли? — Сердито добавила женщина.

— Не волнуйтесь, Вера Сергеевна. Всё будет в порядке. У нас самая продвинутая система лечения от алкоголизма из всех возможных. Новейшие методы и лучшие, передовые препараты… — Врач с гордостью посмотрел на стену кабинета, от потолка до пола украшенную разными грамотами.

— Мы сейчас ещё новые препараты тогда добавим. На фоне картины ремиссии они стабилизируют и укрепят его трезвое и спокойное состояние. — Уверенно добавил мужчина.

Перед сном Борис честно проглотил и старые, и новые таблетки. А посреди ночи Вера снова проснулась с мужем от страшного, леденящего душу вопля.

— Выпусти меня! — Заорал Борис не своим голосом.

— Ну всё, с меня хватит! Завтра же на осмотр к психиатру. — Вера разбудила мать.

Утром Вера, Олег, Нина Фёдоровна и Борис поехали в психиатрическую лечебницу, которую порекомендовали в центре реабилитации. Бориса обследовали полдня. А потом главврач попросил всех родственников Бориса зайти к нему в кабинет.

— Шизофрения, расстройство личности, маниакально депрессивный синдром… К сожалению, после отмены алкоголя у него столько психических расстройств вылезло, что на его примере можно писать докторскую. — Врач отпил кофе и продолжил.

— Очень хорошо, что вы так рано обратились. Ему ещё можно помочь. Но лечить надо немедленно. И нужно будет оставлять его. На год. Будет стоить полтора миллиона. — Врач пристально посмотрел на Нину Фёдоровну.

— Нина Фёдоровна. — Врач специально обратился к матери. — Решение надо принимать сейчас. Поверьте, сейчас отсюда его легче всего забрать…

— Да мы согласны, мы обязательно найдём деньги! — Выпалила Нина Фёдоровна.

— В смысле, мы найдём деньги? — Вера посмотрела на мужа, а потом на врача. — Есть же бесплатные учреждения… Зачем сразу в платные.

— В бесплатных учреждениях вашему брату сожгут мозги. И он на всю жизнь станет овощем. — Врач покачал головой. — А мы даём гарантию. Если у Бориса после лечения случится обострение, мы его второй раз бесплатно вылечим.

— Ты что, хочешь, чтобы мой сын стал инвалидом? — Нина Фёдоровна свирепо посмотрела на дочь. — Конечно, мы найдём деньги. Можете не сомневаться.

Врач дал указание оставить Бориса в клинике, а Нина Фёдоровна с Верой и Олегом вышли посовещаться.

— Так, я возьму кредит, а гасить мы его будем с аренды твоей квартиры. — Скомандовала Нина Фёдоровна.

— В смысле с моей квартиры? Мама, ты серьёзно? Мы и так с Олегом у тебя полгода жили. Ты что… Хочешь, чтобы мы ещё столько же жили? — Вера категорически была против.

— И я вообще не уверена, что ему здесь помогут. — Вера недоверчиво окинула взглядом красивый интерьер клиники. — Здесь всё слишком идеальное. Я нутром чувствую подвох.

— Ты просто хочешь навредить моему сыну! Что же ты за дочь такая? Ты только о себе думаешь. — Нина Фёдоровна опустилась на диван и закрыла лицо руками.

— Мама, ты думай, что говоришь. Я столько лет впахивала, чтобы у меня была своя квартира. А теперь ради тебя я вынуждена её сдавать. Мы и так жили с тобой полгода и терпели все неудобства… — Вера решила идти до конца.

— А кроме меня, больше никого не смущает, что в этой клинике говорят так же, как и в той, где Боря лечился от алкоголизма? — Олег почесал бороду и посмотрел на женщин. — Цены примерно одинаковые. И эта фраза… Второй раз лечим бесплатно…

— Кстати, да! Вера ухватилась за правильный аргумент. Сейчас кое-что проверим… — Вера достала телефон и стала что-то смотреть в интернете.

— И ты туда же… — Нина Фёдоровна с возмущением посмотрела на Олега.

— Я думала, что ты человечнее и умнее, что ты будешь на моей стороне, а ты… Только и думаешь о своём удобстве! — Женщина снова заплакала.

— Что же вы за нелюди! Как так можно! Вы за свою жадность в аду гореть будете. — Женщина выругалась.

— Мама, смотри! Я проверила на специальном сайте эту клинику и ту клинику, в которой Боря лечился от алкоголизма. — Вера из последних сил держала себя в руках, чтобы не нахамить матери.

— И тут, и там одни и те же учредители. — Вера села к матери и протянула телефон.

— И по отзывам… Если открыть официальные сайты… То всё хорошо. А если посмотреть другие сайты… Люди пишут, что в этих двух клиниках больше калечат. — Вера покачала головой.

— Да, согласен. Это попахивает разводом. В одном месте типа помогают от алкоголя, но специально разрушают психику, чтобы содрать больше денег и лечить здесь. — Олег сел на диван рядом с тёщей.

— Мама, посмотри… Вот настоящие отзывы… Тут люди говорят, что до лечения человек пил, но был вменяемым… А после лечения перестал пить, но получил проблемы с психикой. Точно развод. — Вера попыталась показать матери отзыв, но та и слушать ничего не хотела.

— Вы… Тёща вскочила и грязно выругалась! Вы сговорились, чтобы моему Боре стало хуже… Я вас ненавижу! Я сама всё решу! У меня больше нет дочери. Будь ты проклята, Вера! — Нина Фёдоровна вскочила и заорала на весь коридор.

— Ты в жизни не получишь мою квартиру! И на бабушкину тоже не рассчитывай! — Женщина бросилась в кабинет к врачу. — Мой Боренька, я спасу тебя!

Вера и Олег переглянулись и молча пошли собирать вещи. Мать уговорила бабушку переехать к ней. Квартиру бабушки она продала и внесла полтора миллиона на лечение сына.

Бориса лечили целый год, но лучше мужчине не стало. Тогда Нина Фёдоровна повысила ставку и заплатила за второй год лечения три миллиона. А потом ещё три миллиона за третий год. А потом деньги закончились…

Когда деньги закончились, Нина Фёдоровна пыталась помириться с дочерью. Говорят, плакала, на коленях стояла… Умоляла помочь деньгами.

Олег к тому времени стал хорошо зарабатывать… Вера тоже в несколько раз увеличила доход. Но супруги наотрез отказались помогать. Так как лучше всех понимали, что мать Бориса разводят одним из самых жестоких и изощрённых способов.

Борис поправился. За полгода поправился. Когда его перевели в обычную государственную клинику. Со скрипом в сердце и неприкрытым отчаянием Нина Фёдоровна лично его перевезла, когда закончились деньги.

Вера и Олег оказались правы. В частной клинике был развод чистой воды. Половина диагнозов была выдумана, а половина лекарств только провоцировала неадекватное поведение.

Сегодня Нина Фёдоровна по-прежнему винит во всех бедах Веру и Олега. Иначе окажется, что она зря продала квартиру своей матери и потеряла так много денег. А это женщина ни за что не готова принять.

Вера и Олег воспитывают дочку в радости и согласии. У них всё хорошо. Собираются покупать большой загородный дом. По выходным они пьют вино. Немного. В меру. Для атмосферы.

— А ты знала, что самые большие проблемы в жизни не от бокала вина? — Олег громко открыл бутылку и ласково посмотрел на супругу.

— Конечно, знаю, любимый. Самые большие проблемы в жизни от человеческой глупости. За нас! — Вера звонко чокнулась бокалом.

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

— Я не буду сдавать квартиру! — Вера хлопнула рукой по столу
Подсела на скумбрию по этому рецепту. Спасибо за идею моей соседке!