—Я жена вашего мужа. Буду с вами жить! — заявила смазливая незнакомка.

И за делами день промчался незаметно. Последний штрих – новые шторы в кухне и теперь Галина Сергеевна была очень довольна, оглядевшись по сторонам. Приняв душ, она хотела лечь пораньше спать, чтобы завтра с утра не звонить, а проехать в больницу. Поговорить с врачами, пусть они расскажут все подробно – что они делают для того, чтобы Антон пришел в себя, какие обследования проводят и сколько времени он проведет в таком вот состоянии.

Но только она начала готовиться ко сну, в дверь позвонили. В груди болезненно кольнуло, и предчувствие беды заполнило ее изнутри. Галина даже не думала, кто мог прийти, спешно открыла дверь и замерла.

На пороге стояла молоденькая красотка, напомнившая ей себя в юности. Черты лица были другими, но в тоже время, имели какое-то сходство.

– Антона позовите, – заявила незнакомка деловым и требовательным голосом.

– А вы, простите, кто? – удивилась Галина.

– Я жена вашего мужа! Буду с вами жить. Антона позовите!

– Что же ты «жена», не знаешь, где твой «муж»? – Галина пока не совсем понимала, то ли ее кто-то разыгрывает, то ли адресом ошиблась девушка, ну в жизни всякое бывает.

– Пропустите, – девица нагло отстранила Галю и пошла по комнатам, в поисках Антона.

– Тошик, ты где? Выходи! Ну Тошенька.

– Вы что себе позволяете? – Галина переполошилась, подумав, что это может быть мошенница, которая сейчас отвлечет ее мысли вымышленной ерундой и вытащит из квартиры все, что плохо лежит, как говорится. Поэтому она перегородила вход в спальню, куда та пыталась зайти и строго сказала, –Покиньте эту квартиру немедленно!

– Вы меня не услышали? – Девица изогнула брови, – Я ведь сказала, что тут буду жить. Антон неделю назад уехал с вами вопрос решать о разводе. Пообещал, что выставит отсюда вас и я смогу переехать, а у самого телефон не отвечает. Вот я и приехала, как договаривались. И уходить не собираюсь, пока Антон не скажет это сам. Кстати, где он?

– Антона нет, и будет он нескоро! А если ты добровольно отсюда не уберешься, я вызову полицию, – Галине тяжело было держать себя в руках.

– Серьезно? Ой, как я боюсь, – хохотнула девица, – Вперед! Вызывай! Телефон дать или свой есть?

Галина принялась набирать номер на домашнем телефоне, а незваная гостья продолжила.

– Квартира эта принадлежит Антону? Антону! Вы здесь даже не прописаны, как мне известно, так что полиция и связываться не станет. Мы обе здесь на одинаковых правах Обе – жёны, только вы – бывшая, хоть и со штампом, а я – нынешняя, и штамп скоро будет! Так что, если кто-то и должен уйти, то точно не я!

Девица прошла в коридор, разулась, сняла шубу, которая была совсем не из дешевых, как заметила Галина. Затем посмотрела на Галю в упор:

– Какую комнату мне занять, пока Антон отсутствует? Или я сама выберу?

Галина Сергеевна сглотнула горький ком и молча опустилась на диван. А «жена» ее супруга прошла в спальню и принялась вытаскивать из шкафа вещи Гали и переносить их в гостиную со словами, — Долго ждать не могу, выбрала комнату сама, мне спать пора, завтра на фитнес рано вставать.

Галина покачала головой, не в силах вымолвить и слова. Ее как будто сковало неведомой силой, и ничего поделать с этим она не могла. Была бы она немного в другом состоянии, она бы выставила эту наглую особу за порог, и вещи ее вслед летели бы. Но сейчас она сама себя не узнавала. Хватило сил только на то, чтобы набрать номер друга Антона, когда девица закрылась в ванной и включила воду в душе.

– Егор, я не хочу тебя тревожить, но тут ситуация такая, – и Галя подавленным голосом рассказала о случившемся и спросила, – Как ее выставить, скажи?

– Силой только, – ответил Егор, – давай, я приеду сейчас и вынесу ее на улицу, раз она слов не понимает.

– Это не лучшая идея, — возразила Галя, — такая хабалка может заявить, что ее избили или еще чего похлеще. Может, в полиции все-таки смогут помочь?

– Галь, ну она права. Как ты докажешь, что имеешь отношение к этой квартире? А если она скажет, что это, наоборот, ты пришла без приглашения, а она там живет. Полиция не занимается такими делами, тем более, без собственника, любое выселение происходит только через суд. У нас недавно бабушка соседка умерла, а ее сиделка, которой дети платили за присмотр, не стала съезжать. Заявила наследникам, что пока квартира ничья, она будет там жить, ибо идти ей некуда. Те в полицию писали заявление, но его не приняли, и суде иск отклонили, так как хозяина действительно на тот момент у квартиры не было.. Поэтому, если ты только скажешь, я сам приеду и решу вопрос.

– Не надо, Егор, не хочу тебя впутывать в неприятности. К тому же очень интересно правду ли она говорит, что Антон собирался со мной развестись? Ты ничего об этом не знаешь?

– Нет, – ответил мужчина и повторил, – Если передумаешь, звони, в любое время.

Галина поблагодарила Егора и сбросила вызов. Девица вышла из ванной и направилась в кухню, по-хозяйски заглянув в холодильник, достала масло, сыр.

– Ну уж нет, – возразила Галина и тут же отправила продукты обратно, – Хватит здесь хозяйничать. Иди в комнату и не смей оттуда выходить. А вернется Антон, и ты вылетишь отсюда в тот же день.

– Посмотрим, кто еще вылетит, – с усмешкой возразила девица и добавила, – Меня Ксюшей зовут, если что.

– Мне все равно, – сказала Галя и закрыла лицо ладонями.

Ксюша ушла, но тут же вернулась обратно.

– Вот, кстати, поглядите, если мне не верите. Это видео с моего дня рожденья.

Она включила на планшете ролик и повернула экраном к Галине. Ей не хотелось ничего смотреть, да и подделать что угодно сейчас можно. Но, услышав голос мужа, такой ласковый, каким она слышала его, если только в первый год совместной жизни, она подняла невольно взгляд. Антон обнимал Ксюшу, говорил, каким счастливым она его сделала, а потом подарил эту самую шубу, которая висела сейчас в их шкафу.

– Пошла вон! – сказал тихо Галя, и захлопнула дверь, когда та вышла.

Уснуть совсем не удалось. До самого утра она сидела в кухне, глядя в окно, и тихо плакала, окунувшись в воспоминания. Их брак с Антоном казался Галине счастливым. Детей Бог не дал, но им и вдвоем не было скучно. Оба занимали не последние должности, ни в чем себе не отказывали. Жили в квартире Антона, а свою квартиру Галина сдавала, тоже подспорье было неплохое для бюджета. И как же Галя не заметила того момента, когда муж стал на сторону поглядывать? Теперь она подумала, что эта Ксюша, может и не первая была. Как мог Антон так поступить? Галина свято верила всегда, что семья создается однажды и навсегда. Ей бабушка внушала это с детства. Семья должна быть крепкой, и какие бы ненастья не настигли, всегда все важно вместе решать, прислушиваться друг к другу, поддерживать, уметь прощать, но никогда не рушить семью на пустом месте.

Галина вспомнила Егора почему-то. Впервые они встретились на свадьбе Гали и Антона. Егор пришел тогда с большим букетом белых хризантем, которые она терпеть не могла, приблизился к молодоженам, а когда Антон отвлекся ненадолго, Егор сказал, глядя Гале в глаза: «Всю жизнь буду жалеть, что встретил вас Антоха, а не я». Затем вручил букет и быстро удалился. Галю и саму пробрало тогда до мозга костей, таким он показался родным, что ли. С Антоном она таких чувств не испытывала, они просто долго общались и решили, что им вместе комфортно. А тут – вулкан неведомых ранее чувств. И будь Галина немного другой, она б сбежала с собственной свадьбы, поняв, что могут быть другие чувства, от которых можно в омут с головой, но она запретила им развиваться, сказав себе, что у нее теперь семья – на всю жизнь. И строго этого придерживалась. Она в тот день и хризантемы полюбила.

Егора она видела потом еще пару раз и от его пронзительного взгляда эмоции фейерверком взрывались внутри. А потом он уехал, далеко и надолго. Нет, не в отдаленные места, а на заработки. Антон рассказывал, что друг там, вроде как, женился. А пару месяцев назад он вновь вернулся – без жены, купил дом в пригороде, Антона пригласил с супругой и Галя, которая с теплотой вспоминала манящий взгляд Егора все эти годы, с ужасом для себя осознала, что впервые вспыхнувшие чувства до сих пор в ней живы и жаждут вырваться на свободу. С тех пор она старалась находить отговорки, когда Антон предлагал ей посидеть с ними, когда Егор навещал или приглашал поехать к другу на шашлыки. От разговоров с Егором старалась уйти, понимая, что она не имеет права даже мысли допускать о чужом мужчине, пусть и вызывающим бурю безумных чувств. А Антон, выходит, преступал все семейные ценности, не думал о жене, о боли, что ей причинял, хотя она и не знала.

Из раздумий вырвал звонок в дверь. Галина посмотрела на часы и не удивилась даже, что уже наступило утро. Она поднялась со стула, чтобы открыть, но Ксюша выскочила в коридор и крикнула Галине:

– Это ко мне, курьер, завтрак привез.

Забрав пакет, зашла на кухню и принялась по-хозяйски раскладывать еду. Галина с трудом сдержалась, так хотелось вытолкнуть ее из кухни, из квартиры, из своей жизни…

Зазвонил телефон и Галя вздрогнула. Было единственное желание — лечь в свою постель, уснуть крепким сном, а проснувшись понять, что все это ей только приснилось. Но ей пришлось ответить на звонок, который был из больницы. Галине сообщили, что муж ее вышел из комы, и она забыла напрочь и о его измене и о том, что сейчас с ней рядом находится та, на которую он Галю променял. Она разволновалась и заплакала.

– Как он? Да, конечно, я сейчас приеду! Что-то нужно привезти? Хорошо.

– Кто звонил? – спросила Ксюша, будто это была ее подруга, которая просто обязана была отчитаться о звонке.

– Ты на фитнес собиралась? – Спросила Галина, – Поторопись, мне нужно уехать.

– Я вас не держу. Ключи оставьте и вопрос решен.

– А карту банковскую тебе с кодом не оставить? – не выдержав, Галя повысила голос.

– Карту не нужно, мне Антон карту открыл, – растянула губы в широкой улыбке.

Галя не стала больше спорить. Ей так хотелось поскорей увидеть мужа, убедиться, что с ним все в порядке, что он на самом деле пришел в себя. Говорить о Ксюше она с ним, конечно же, не станет, пока он окончательно не поправится. Не забыв подключить скрытые камеры видео наблюдения, которые они обычно включали, уезжая в отпуск, Галина ушла.

К Антону ее не пустили, он все еще находился в реанимации, хотя и пришел в себя. Но ее проводили к лечащему врачу супруга, который объяснил, что все самое страшное осталось позади, но пока Антону нужен будет полный покой.

– Вы должны понять, что пациенту требуется сейчас уход, он не сможет какое-то время себя обслуживать. Уже завтра мы переведем его в палату, но вы уж позаботьтесь, чтобы кто-то был все время рядом. У нас не хватает персонала, поэтому либо сами можете с ним находиться, либо найдите сиделку на первое время.

– Хорошо, – кивнула Галина, – я приглашу сиделку.

Вернувшись домой, Галина закрылась в кабинете Антона и первым делом посмотрела записи с камер. Ксюша вела себя, можно сказать, безупречно. Расхаживала по квартире, словно размышляла уже, как она тут все устроит на свой лад. Открывала шкафы, но только заглядывала в них, даже не порылась нигде.

Галина Сергеевна прошла на кухню, где Ксюша сидела на стуле, сложив ноги на другой, и попивала кофе. Галя не могла не заметить, что она даже турку сразу за собой помыла, видимо, уже начинала чувствовать себя в этих стенах хозяйкой.

– Скажи мне, – начала Галина разговор без церемоний, – зачем тебе Антон? Он гораздо старше тебя, детей иметь не может.

– Мы любим друг друга, – просто ответила Ксюша.

– Вот значит как, – Галина усмехнулась, – Выходит, ты согласна с ним всю жизнь прожить, и в радости, и в горе? Так?

– Ну да, конечно! – горячо уверила Ксения, – только вы оставьте Антона, не рвите ему душу, он итак боялся вам признаться, все тянул.

– Да я не против вовсе, если это правда, если Антон твои слова подтвердит. А пока, раз ты успела женой его назваться, придется вступить в свои права. Антон в больнице. Ему нужен уход.

Ксюша привстала, и заметно побледнела.

– Он что же, навсегда таким останется? – она старалась выглядеть такой же дерзкой, но голос выдавал ее испуг.

– Да ты так не волнуйся, – Гале хотелось рассмеяться, – это временно, но ты же «жена», в отличии от меня, настоящая, так что, тебе и карты в руки. Поезжай с утра, я оплатила даже палату отдельную, для тебя и кровать там найдется. А встанет на ноги наш ловелас, тогда обсудим все детали.

Ксения расправила плечи и кивнула.

– Конечно, я Тошика не оставлю в беде.

Так отвратительно звучало это «Тошик», что к горлу подступил тот самый ком. Галина решила все-таки поспать, усталость, накопившаяся за эти дни, давала о себе знать.

Следующим утром Ксюша засобиралась спозаранку. Нанесла макияж, будто едет ни за больным ухаживать, а на конкурс красоты. Наряды меняла несколько раз.

Галина наблюдала за ней и ей всё еще не верилось, что все на самом деле происходит с ней.

Когда позвонил Егор, ей не хотелось отвечать. Не потому, что она не желала ни с кем говорить, а просто ей вдруг стало страшно, что сейчас настал такой момент, когда есть повод отступить от принципа, который сдерживал ее все эти годы. Но она ответила.

– Галин, привет, – его бархатистый баритон заставлял волноваться.– Новости есть? Как Антон? Отлично! Очень рад! Навестить его можно?

– Думаю, сейчас не время.

– Хорошо. А гостья твоя удалилась? Я не решался тебя беспокоить лишний раз, думал, если будет нужно, сама позвонишь.

– Все нормально, Егор, ты прости, пожалуйста, я на работу опаздываю.

– Понял, отстал, – Егор всегда так шутил, – Нужно если что-то будет, звони.

– Хорошо, спасибо, – сказала Галя и, сбросив вызов, прислонилась к дверному косяку, глубоко вдохнув и резко выдохнув.

На работе Галя поняла, что ей необходимо отдохнуть. Она давно хотела взять отпуск за свой счет, но все ждала, когда Антон придет в себя, чтобы быть рядом с ним. Теперь же, когда с ним есть, кому находиться, можно было и о себе подумать. Хотя бы мысли привести в порядок, выспаться.

Подписав заявление, она вышла на улицу и медленно побрела по заснеженной улице. Захотелось прогуляться, несмотря на морозец, покусывающий щеки. Когда в кармане завибрировал телефон, Галя решила не отвечать на звонок. Не самое подходящее место для телефонных разговоров. Но телефон настойчиво звонил. Проходя мимо кафе, Галина решила зайти выпить кофе, заодно ответить на звонок. Телефон вновь завибрировал. Звонил Антон, что ее очень удивило, но не ответить ему не смогла.

– Галя, родная моя,– его голос срывался. – Я знаю, что ты знаешь, в общем, я хотел… Галина, Галенька, прости меня, я очень виноват. Но… Я хотел сам рассказать…

– Антон, не нужно продолжать, – перебила его Галя, – Я все понимаю, не трать напрасно время, а то твоя «жена», – Галя нарочно выделила это слово, – ревновать станет.

– Ксюша вышла за водой, – сказал Антон и добавил не сразу, – и не называй ее моей женой.

– Прости, Антон, и прощай.

Галина нажала на красную кнопку и убрав телефон, сказала самой себе:

«Ну вот и все, дорогая Галина Сергеевна! В сорок лет ты стала одиночкой!»

Кофе пить теперь перехотелось. Галя решила поехать домой, собрать свои вещи и начать перебираться в свою квартиру. Но! Там жили квартиранты и оплачено у них было еще за три месяца. Придется на это время для себя снимать жилье, а то ведь, Ксюша здесь свои порядки станет устанавливать. Но только Галя начала собирать вещи, как услышала резкий стук в дверь. Это показалось странным – вроде бы звонок работал.

Открыв дверь, она не успела и глазом моргнуть, как в квартиру ворвалась разъяренная Ксюша и схватив свою сумку, начала истерично кричать:

– Вы что мне сразу не сказали, что он больше никогда не встанет? Поиздеваться решили? Сиделку бесплатную нашли? Да пропадите вы пропадом вместе со своим Антоном!

– Ты чего? Кто такое сказал?

– Доктор сказал! Не надо делать вид, что вы не в курсе. Я ему памперсы менять не собираюсь!

Галина совершенно не могла понять, с чего она такие выводы сделала?! Ни о каких памперсах и речь не шла, просто ему нужно было помогать, придерживать, чтобы мог дойти, куда нужно. Может быть, начались ухудшения. Хотелось высказать – а как же в радости и в горе? Но Гале было не до этого, она закрыла дверь за Ксюшей, быстренько переоделась и снова помчалась в больницу. Заскочив в кабинет врача, она только спросила, что с ним, и пожилой доктор рассмеялся.

– Девица эта вас так напугала? Ну, простите, не сдержался. Когда она сказала, что жена Антона Алексеевича, я сразу смекнул, что к чему. Ну и, где-то немного приукрасил, где-то краски сгустил. А она и сбежала тут же. Не прошла испытание, скажем так.

– Тогда, я останусь, – с облегчением вздохнула Галя.

– Да, конечно, проходите, а муж ваш ничего не понимает, куда подевалась его «жена»-сиделка.

Увидев Галю, Антон попытался привстать.

– Галя, как я рад, что ты пришла. Не сердись на нас с Ксюшей, ну бес попутал, как это бывает. Она ведь, знаешь, мне тебя напомнила, когда мы только познакомились. Вот и стало тянуть к ней, будто к тебе молодой на свидания бегал.

– Интимные подробности давай опустим и вообще, я не хочу об этом говорить. Я даже не знаю, что тут можно сказать. Ты просто меня предал, вот и все. И я не знаю, смогу ли я это принять. Кстати, Ксюша твоя сбежала, не выдержала испытания «в горе».

– Я и не ожидал другого от нее, даже удивлен был, когда она вообще появилась в палате.

– Антон, я не могу тебя оставить в такой ситуации, как ты понимаешь, поэтому, давай закроем тему Ксюши навсегда.

Антон принялся целовать ее руки и бережно гладить ее по плечу.

– Согласен, Галечка, ты ведь единственная женщина, которая мне дорога по-настоящему. Но как молить прощения, я просто не знаю. Спасибо, что ты рядом, спасибо, век буду благодарен…

И Галя не ушла. Она помогала Антону, практически жила в его палате и очень скоро его выписали из больницы. Егор навещал его пару раз, а после выписки приехал к ним домой.

Галина старалась не находиться с ними рядом. Она боялась даже посмотреть на друга мужа, поэтому, сославшись на усталость, ушла, оставив их одних на кухне, а когда вспомнила, что забыла там телефон, вышла из комнаты и услышала их разговор.

– Как ты мог, — говорил Егор, — такую женщину обидел, – Тох, да у тебя жена, каких на белом свете не найти, я тоже был женат, как тебе известно, и знаю, о чем говорю. Возвращался с работы, а она сериалы смотрит, обед не приготовлен, одежда не постирана, посуды полная раковина. Зато требования ко мне – завышенные. А у тебя дом – полная чаша, и ты! Такую боль причинил! Да я б на твое месте на руках ее носил бы! – сказал с отчаяньем и так приятно стало отчего-то на душе.

– Ты не на моем месте, – возразил Антон, – я не оправдываю себя, надо было быть аккуратнее просто, не с той связался, но и меня можно понять. Если тебя кормить одним и тем же супом, ты ведь взвоешь?!

– Один и тот же суп можно приправами разными сдабривать и тогда не взвоешь, – уверенно ответил Егор.

– Ладно все, хватит меня лечить, – Антону явно не нравилось, что друг его не поддержал. — Понял я все, осознал. Вижу, что кроме Гали никому не нужен, так что, все, закрыли тему.

Прошло две недели, когда поздним вечером раздался звонок в дверь. Антон открыл. На пороге стояла Ксюша.

– Тошик, мне сказали, что с тобой все хорошо, ты даже на работу уже вышел. А я к тебе пришла. Ты меня ждал?!

– Долго же ты ходила за водой, но я тебя уже не ждал, – сказал Антон и хотел закрыть дверь, но она не позволила, выставив ногу.

– Я тогда просто узнала, что беременна, Тошик, мне нужно было все обдумать. Я же не знала, как я буду и с тобой и с ребенком, но я думала долго и поняла, что справлюсь. Ну, я зайду? Мне теперь некуда идти. Ты же не продлил срок аренды, меня выселили из квартиры.

– Ты ошиблась, Ксения, у меня не может быть детей! – холодно произнес Антон.

– Ну значит, может, – Ксюша говорила уверенно, – выходит, что твоя бывшая бесплодна!

– Галина была рядом со мной все эти дни, и я прошу тебя говорить о ней уважительно. Я завтра же пройду обследование еще раз, и если ты мне врешь, пеняй на себя.

– Стала бы я врать, когда сейчас все легко проверяется, – Ксюша сказала с наигранной обидой, а Антон указал ей на кухню и прошел в комнату, где Галя, уже все услышав, сидела на диване, спрятав в ладонях лицо. Антон присел рядом.

– Галинка, пусть она переночует сегодня у нас, а завтра я съезжу в клинику, и ее здесь больше не будет. Я просто должен еще раз убедиться. А вдруг, – он осекся. – Ты же знаешь, как я о детях мечтал.

– Выйди из комнаты, я спать хочу, – сказала Галя закрыв за ним дверь, горько расплакалась в подушку.

Она не понимала, как она все это терпит, для чего. Надо собрать немедленно все вещи и уйти, только иди прямо сейчас ей было некуда. Проплакав до утра, Галина не заметила, как под утро уснула. Разбудил какой-то шум в прихожей, а потом Антон тихонько открыл дверь.

– Галина, ты не спишь, – он прошел в комнату, присел на край кровати. Лицо его просто сияло, как майское солнце. – Я уже все узнал. Сделали экспресс обследование. Ксюша не обманула. Я на самом деле могу стать отцом. Ты представляешь, Галь? Столько лет мечтать и тут, когда не ждешь!

– И я тебя должна поздравить? – сказала она, приподняв подбородок.

– Нет, я поговорить пришел… Ты…

– Я все поняла, и через час меня здесь не будет.

– Нет, я не про то, наоборот, я хотел предложить. Твоя ж квартира занята, так вот, ты могла бы и с нами пока пожить… – сказал и осекся, поймав на себе осудительный взгляд.

– Ты сам-то себя слышишь, дорогой? Пожить с вами? Ты бредишь?

Галя вскочила с дивана, и сразу принялась скидывать в сумки вещи, тем более она их уже начала собирать не так давно.

Собравшись, она решила поехать в гостиницу, а уже оттуда заняться поисками временного жилья.

Выйдя из подъезда, Галя столкнулась с Егором. Вид у него был встревоженный.

– Успел, – громко выдохнул он, – Мне Антон позвонил, не смог сдержаться, сообщил о своем счастье. – Егор усмехнулся, – Я поздравлять не стал, сразу подумал о тебе, как ты воспримешь его радость. Помчался сюда. Поехали ко мне, Галь?! Тебе необходимо побыть подальше от городской суеты. Обещаю, не буду мешать. Я просто не могу оставить тебя сейчас одну, ты слишком дорога мне, – сказал и голос дрогнул.

Галина молча кивнула и отдала ему сумки.

Как и обещал, Егор не докучал Галине. И только лишь, когда она, смирившись с ситуацией и отпустив прошлое, смогла открыто с ним общаться, рассказал, что полюбил ее, увидев на свадьбе друга и не смог побороть это чувство, потому и уехал подальше. Вернувшись, думал, что все чувства улеглись, но он ошибся.

… Прошел год. Одним прекрасным утром Галина не могла дождаться, когда Егор, наконец-то проснется. Встретив его с загадочной улыбкой, она не смогла долго держаться, протянула на ладони тест с двумя полосками. Егор не мог сообразить, что это значит, а когда понял, подхватил супругу на руки и принялся кружить. Но телефонный звонок заставил отпустить ее.

– Я быстро, – пообещала Галина.

– Галенька, это я, – услышала голос Антона и от улыбки счастья не осталось и следа. – Как ты поживаешь?

– Замечательно! – ответила Галина.

– А я тебя искал. В квартире твоей чужие люди так и живут, на работе сказали, что ты уволилась. Ты куда-то уехала?

– Да, в новую жизнь! – Галя не хотела продолжать с ним разговор, но почему-то спросила, – А ты как?

– А я плохо, Галенька, – голос его на самом деле звучал неважно, – Ксюша ушла, я вот один с сыном остался. Тяжело одному. И работать ведь надо… Так жалею, Галюш, что с тобой тогда так поступил, так раскаиваюсь. И подумал вот. А может быть, начнем все заново? Ты тоже ведь о детях мечтала. Станем вместе сына растить, забудем обо всем, мы же были счастливы, Галь?!

– Счастлива я сейчас, Антон, такой счастливой не была с тобой ни дня. А ты свой выбор сделал. Все, чем могу помочь – посоветовать няню для сына. Знакомая профессионально этим занимается. Номер скину в смс. Прощай, Антон!

– Кто это был? – спросил Егор, готовя завтрак, когда Галя вернулась в кухню.

– Призрак прошлого, – улыбнулась она, – но его больше не будет…

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

—Я жена вашего мужа. Буду с вами жить! — заявила смазливая незнакомка.
Молдавская БАБКА НЯГРЭ. Эта выпечка вкусная и непохожа ни на любую другую!