— Я видел результаты твоих анализов, больная жена мне не нужна. Я ухожу к другой, — сказал муж, не зная, какой его там ждёт «сюрприз».

— Вера? Ты сегодня что-то рано вернулась, — вздрогнул Альберт, глядя на жену, стоящую в дверном проёме комнаты.

— Отпустили с работы, потому что всё закончила… а что происходит? Ты в командировку снова собираешься?

Альберт покосился на открытый чемодан. Он не планировал этот разговор. Рассчитывал, что удастся уйти раньше, а жене собирался оставить записку, потому что вести такие разговоры он не умел, да и попросту боялся. Трусость всегда преследовала мужчину, даже теперь тяжело было набраться смелости, чтобы посмотреть жене в глаза.

— Н-нет… Это не командировка. Это навсегда.

— Тебя переводят в другой город? Что же ты раньше не сказал? Почему не посоветовался со мной? Альберт, у меня ведь тоже работа, — Вера смотрела на мужа, и осознание медленно доходило до неё, царапая сердце. – Ты уходишь от меня?

Проще задать вопрос в лоб, напрямую, чем юлить, избегая смотреть правде в глаза.

— Ты всё правильно поняла. Вер, только не закатывай истерики. Чтобы избежать этого я хотел уйти спокойно и написать тебе записку.

Вера стояла несколько мгновений, не могла пошевелиться, а потом громко рассмеялась и посмотрела на мужа сквозь пелену слёз застилающих глаза.

— Записку? Я настолько обидела тебя, что попрощаться решил с помощью записки? Боюсь даже представить, чем я тебе не угодила.

— Дело не в тебе, а во мне. Хотя кого я обманываю? И в тебе тоже… Вер, я всё знаю. Я видел результаты твоих анализов. Больная жена мне не нужна. Я ухожу к другой. Даже хорошо, что мне не придётся больше обманывать тебя. У нас с ней уже давно отношения, и я люблю её, а не тебя.

Глядя на мужа, слушая приглушённые удары собственного сердца, Вера подумала, что любить он никого не умеет. Совсем никого. Не бывает такого, чтобы разлюбил в мгновение ока, по щелчку пальцев… Не бывает.

— Значит, больше не любишь?

— Не люблю. Прости меня. Я не смог стать достойным мужем. И возиться с тобой больной я не хочу. Это не моя стезя. Горшки убирать за тобой лежачей? Нет, Вера… Это не то, в чём я нуждаюсь. Ты же знаешь, я творческая личность. Мне нужен полёт вдохновения, свобода. А что будет с тобой? Ты теперь даже ребёнка мне родить не сможешь. Я же говорил тебе, что хочу детей! Хочу полноценную семью. У нас такой не получится. Так что просто отпусти меня. Без истерик и взаимных упрёков, ведь если до них дойдёт, мне тоже есть что тебе сказать.

Вера только кивнула. Она больше не хотела продолжать этот неприятный разговор. Больно было, а в груди всё кипело от возмущения. Оправдываться перед мужем и говорить, что он заблуждается, Вера не стала. Он всё решил. И лучше пусть на самом деле уходит, чем она продолжит гробить свою жизнь, оставаясь рядом с недостойным.

— Я уверен, что ты справишься. В конце концов, когда станет совсем плохо, есть ведь больницы, где за лежачими больными ухаживают. Я тебе должного ухода дать не смогу. И я не хочу возненавидеть тебя и жизнь, которая будет ждать нас дальше. В общем, я принял решение. И сегодня переезжаю к другой женщине. Надеюсь, что ты не станешь ставить мне палки в колёса, и мы разойдёмся спокойно.

— Уходи. Счастья тебе, — выдавила из себя Вера.

Она влюбилась в Альберта с первого взгляда. Встретившись с художником в парке, Вера забыла как дышать. Он оказался не только привлекательным внешне, но и развитым всесторонне. С мужчиной можно было поговорить на совершенно разные темы. Он увлекался историей и многое рассказывал Вере. Ночи напролёт они гуляли под усыпанным звёздами небом. Хоть Альберт и был немного трусоват, но это не смущало Веру.

— Он за себя постоять не может, неужели думаешь, что сможешь быть с таким мужиком, как за каменной стеной? – спрашивала подружка Веры, Марина.

— Я стану этой стеной, если потребуется. Люблю я его, Марин. Кажется, что родственную душу встретила.

— Пожалеешь ты ещё сотню раз, что повелась на красивый фантик, — фыркала подруга.

Три с половиной года Вера ни о чём не жалела. Даже когда было сложно, а её муж, работавший дизайнером, впадал в депрессию, не мог закончить работу над проектом, Вера поддерживала его, не позволяла сдаваться и опускать руки.

— Ты моя муза! – говорил Альберт, радуясь, что благодаря жене справился и выполнил заказ.

А теперь что получалось? Нашёл новую музу? Просто прекрасно!..

Он говорил, что великим мужчину делает женщина. И Вера старалась изо всех сил. Она всю себя отдавала, чтобы муж чувствовал себя комфортно. Когда начинался спор, Вера замолкала первой. Она не обижалась на мужа, говорила себе, что мужчины как дети, и к ним нужен правильный подход. А теперь задумалась – верно ли поступала? Может, он ценил бы больше, будь она как другие женщины? Устраивай истерики и скандалы на пустом месте, требуй от него подарки?..

Вера ушла на кухню. Ей не хотелось смотреть на мужа, слушать бред, льющийся с его уст. Всё тело било мелкой дрожью, а слёзы щипали глаза, но не катились по щекам. Казалось, что они поливают душу изнутри, омывают её от боли, но отчего-то делают ещё больнее. Сердце сдавливало, а дышать становилось всё труднее, но это ничего… Это всё пройдёт. Все живы, здоровы, а любовь… она останется приятным воспоминанием. Рвать совместные снимки, сжигать их и стараться вытравить из памяти то, что было – это не её путь. Вера осознавала, что она благодарна мужу за счастливые моменты. И за урок, который он преподал ей теперь. А что будет дальше? Об этом непременно появится время подумать.

— Вер, я ухожу. Ключи оставляю на комоде. Прости, что всё вот так вышло. Надеюсь, ты подпишешь документы на развод? Мне бы не хотелось судиться. Делить нам с тобой нечего, технику, которую я в квартиру покупал, я забирать не собираюсь, — послышался голос Альберта из коридора.

— Подпишу. Удачи тебе, — выдавила из себя Вера.

Она слышала, как шаркает обувь, как закрывается входная дверь, слышала, как колотится собственное сердце. Мгновение она порывалась рвануть за мужем, повиснуть у него на шее и сказать, что он всё неправильно истолковал, а потом наступило полное безразличие.

Сколько времени просидела на стуле, глядя в одну точку перед собой, Вера не знала. Кухонный кран снова начал капать. Следовало бы вызвать сантехника, ведь Альберт столько раз чинил его, но он снова и снова протекал. Наверное, лучше всего заменить смеситель? Стараясь думать о домашних делах, только бы не сорваться на истерику, Вера потихонечку успокоилась. Легче стало, пусть и не настолько, чтобы улыбаться и радоваться жизни. Решив, что ей нужна передышка, Вера собрала вещи и поехала в соседний город к своей матери на выходные.

— Дочка, правильно поступила, что не рассказала ему правды. Раз такой ненадёжный, то туда ему самая дорога. У тебя переболит. Захочется волком выть, рыдать и сжимать пальцы до боли, ты приходи ко мне, и я поддержу тебя. Но не возвращайся к предателю. Если в болезни не готов поддержать тебя, то недостоин он тебя.

Умом всё это Вера понимала, потому и старалась бороться с болью, бурлящей внутри неё. Она не стала говорить мужу, что анализы получила не свои. Подруга очень попросила протолкнуть её по полису ДМС, так как очереди ждать не могла. Как раз в медцентре работала её знакомая, потому смогли провести по документам Веры. Обследование было бесплатным, и Вера уже отправила результаты Марине. Она переживала за подругу, предлагала перепроверить всё в другой больнице.

— Да дело в том, что я не до конца с тобой откровенна была, — отмахнулась Марина, с грустью улыбнувшись. – Мне в бесплатной поликлинике такой же диагноз поставили, я просто хотела убедиться. Ничего, подруга. Теперь я ещё сильнее ценю жизнь и буду отрываться на полную катушку, пока можно. Спасибо тебе за поддержку.

Сейчас Вере захотелось поддержать подругу, поехать к ней и провести время вместе. Они не общались с того дня, как от Веры ушёл муж. Нагружать Марину своими заботами не хотелось. Зная, что подруга дома, как только вернулась в город, Вера купила любимые пирожные Марины и поехала к ней в гости. Решила сделать сюрприз. Если бы кто-то сказал, что у сюрприза окажется двойное дно, и Вера получит больше, чем следовало, она бы никогда не помчалась, сломя голову… а может, наоборот, всё сложилось как нельзя лучше?

— Альберт? – переспросила Вера, сомневаясь, что зрение не подводит её.

— Вера… А ты чего не предупредила, что приедешь? – спросила Марина, выйдя из комнаты в шёлковом коротком халатике. – Меня Альберт рисует сейчас… Ты немного мешаешь.

— Рисует?

Вера покосилась на сушилку, стоящую в коридоре: на ней висели вещи её мужа.

— Значит, вы вместе?

— Ну, прости, подруга. Не только тебе ведь быть счастливой. Правда?

— Но ты же сама говорила, что он трус… что с таким мужчиной… – Вера с трудом связывала слова.

— Говорила и говорила. Мы тогда не познакомились так близко, чтобы мне знать, какой он на самом деле. А теперь я всем полностью довольна.

Вера кивнула. Она не стала спрашивать, в курсе ли Альберт, что её подруга на самом деле больна тем заболеванием, от которого он стремился сбежать, чтобы не ухаживать за женой. И говорить ничего не хотелось. Пусть они разбираются сами. Они встречались за спиной Веры, предавали её снова и снова.

Развернувшись на месте, Вера быстрым шагом покинула дом, где ей теперь уже и не рады были. Продолжать общаться с Мариной она не планировала, как и поддерживать хоть какую-то связь с Альбертом. Через две недели Вера подписала документы о разводе. Она вернулась в свободное плавание, и хоть свобода скорее душила, чем радовала, но пришлось привыкать к новой жизни. Больше не имело значения, как долго её обманывали, сколько времени муж и подруга встречались за её спиной. Всё теперь уже потеряло смысл. Вера старалась не думать о них и сосредоточиться на себе. Ей важно было двигаться дальше, поэтому женщина все свои силы бросила в работу, чтобы получить желанное повышение. Она начала делать ремонт в квартире, решив обновить всё и начать с чистой страницы.

Нуждаясь в музе, которая будет поддерживать его и помогать двигаться вперёд, к такой желанной знаменитости, Альберт женился на Марине. Женщина жила полной жизнью, ни слова не говоря мужу о своём заболевании. Время от времени Вере думалось, что зря она промолчала и не раскрыла всей правды, а потом приходила мысль – правильно поступила. Получилось, что неосознанно Альберт наказал сам себя.

Время шло, и Вера получила такое желанное повышение. Она стала руководителем отдела, радовалась жизни и сильно изменилась не только внутренне, но и внешне. Альберт не выходил на связь со своей бывшей женой, наверное, уже мысленно похоронил её? Впрочем, это больше не имело совершенно никакого значения. Отболело. Вера отпустила мужчину, не сумевшего стать тем самым – первым и единственным. Женщина приняла ухаживания своего старого приятеля. Павел признался, что давно уже положил на Веру глаз, но она была влюблена в Альберта, и он не смел мешать её счастью.

— Думал, что отболит, встречу другую женщину, но так и не получилось, ведь моё сердце бьётся только для тебя одной, — сказал Павел.

Его слова растрогали Веру до глубины души. Альберт не говорил ей такого. Он вообще был скуп на комплименты даже до свадьбы.

Встречаясь с Павлом и узнавая его ближе, Вера морально подготовилась вступить в новые серьёзные отношения. Она доверяла мужчине, понимала, что если будет бояться из-за ошибок прошлого, то никогда не станет счастливой. А как хотелось родить ребёнка, услышать от него такое заветное «мама». Да и никто не отменял женского счастья. Рядом с Павлом Вера чувствовала себя счастливой. Она раскрыла сердце для мужчины и смогла снова полюбить. Пусть эта любовь совсем не походила на то, что связывало её с Павлом. Вместо обжигающей страсти, в груди было тепло и спокойно. Нежность и забота друг о друге окутывали.

Вера вышла замуж. Они решили пожить некоторое время в квартире женщины, пока делают ремонт в доме Павла. Туда планировали перебраться позднее. Узнав о долгожданной беременности, Вера была готова взлететь до небес. Павел тоже радовался. Он не переставал говорить Вере, как сильно ему повезло с женой.

Однажды в дверь квартиры постучали. Вера не ждала гостей. Павел ушёл в магазин, так как у обоих был выходной, и они планировали приготовить что-нибудь вкусное вместе, а потом посмотреть какую-нибудь комедию.

— Твой папа, наверное, забыл что-то, — с улыбкой сказала Вера, поглаживая живот.

Открыв дверь, она не могла поверить собственным глазам — в подъезде стоял Альберт. Он с обидой смотрел на Веру. Измученный, побитый жизнью, он сам на себя не походил.

— Зачем ты пришёл? – спросила Вера ледяным тоном.

— Счастлива, да? Почему же ты мне сразу не сказала, что это ошибка, Вера? Почему не предупредила, что жизнь, от которой я пытаюсь сбежать, ждёт меня с ней? С Мариной? Ты ведь всё знала! Она рассказала, что тебе была известна правда. Почему?

— А ты спросил? Ты принял решение сам. Как оказалось правильное.

— Она же мне теперь жизни не даёт! За кадык схватила и не отпускает, а я так не могу. Ты же знала, что я нуждаюсь в свободе.

— Ты тоже знал когда-то, что я нуждаюсь в любви и верности, но это не мешало тебе гулять с моей подругой. Чего же ты теперь от меня хочешь? Каждый сам наказывает себя, Альберт. Поздно обращаться за помощью. Я тебе ни чем помочь не смогу. Сам кашу заварил, сам её и расхлёбывай.

Альберт смотрел на бывшую жену, готов был локти кусать, да поздно – не дотянешься. Он сам не знал, почему пришёл именно к ней. Рассчитывал, что Вера спасёт его? Но ведь прекрасно понимал, как сильно обидел её. Такое не забывается и навсегда остаётся в душе. Простояв некоторое время с опущенной головой, мужчина развернулся и ушёл. Только ему отвечать за последствия собственных поступков. Вера права – он сам себя наказал, сбегая от ответственности, и теперь ему оставалось лишь смириться со своей судьбой, потому что просто так отпускать его Марина отказывалась. Она вцепилась в мужчину мёртвой хваткой и угрожала всем, чем только могла, чтобы не посмел оставить её.

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

— Я видел результаты твоих анализов, больная жена мне не нужна. Я ухожу к другой, — сказал муж, не зная, какой его там ждёт «сюрприз».
— Я перед тобой отчитываться не обязан, я маму привёз в свою квартиру