«Лиля у нас картошку тырит!»: не смогли разделить картофель с сестрой моего мужа

После того, как мне досталась от дедушки по наследству дача, мы с Андреем, моим мужем, решили выращивать там картошку. Не то, чтобы у нас денег не хватало, чтобы купить, нет – просто мы заядлые, как говорится, огородники. Ну вот такой вот у нас отдых – ковыряться на грядках. Кто-то море любит, ездит в Дубаи и Анталию, кто-то всей душой обожает шопинг в Милане и Париже, а мы вот любим свои фрукты и овощи выращивать и в деревенской речке купаться.

Правда, в первый год у нас ничего не получилось, и картошка не выросла. Мы проштудировали кучу журналов типа «Огородник» и «Дачник», учли свои ошибки, и следующей весной, вооружившись знаниями, с новым вдохновением взялись за посадку.

И наши старания увенчались успехом – урожай был такой, что мы сами обалдели. Все лето простояли, что называется, раком под палящим солнцем, пока все остальные прохлаждались по шопингам и на побережьях Крыма – мы поливали, удобряли, травили колорадских жуков, окучивали, и к началу осени получили двести сорок килограммов отменного картофеля.

Хранить решили в подвале – он у нас все равно пустовал. Заказали газель, перевезли урожай в город, выгрузили. Постояли, полюбовались.

— Ну, на всю зиму должно хватить, — с удовлетворением сказал Андрей и обнял меня за плечи. – Это мы с тобой молодцы!

— Угу, — довольная, согласилась я. – Но на следующий год еще больше сажать будем!

Андрей промолчал. Может быть, не хотел еще одно лето батрачить, а может, обдумывал, не засадить ли картошкой вообще весь участок. А что, можно убрать помидоры, кабачки и огурцы – картошка-то важнее!

Тем же вечером позвонила Лиля, младшая сестра Андрея, которой он уже успел похвастаться солидным урожаем, и медово-елейным голосом попросила освободить место в подвале.

— Нам просто некуда самокаты детские положить, — говорила она. – И велосипед. В квартире уже не помещается. У вас же там все равно пусто?

— Приезжай, как сможешь, дам тебе комплект ключей, — без задней мысли сказала я. – Места там предостаточно.

— Ой, вот спасибо! – обрадовалась Лиля. – На днях заеду!

Заехала она ближе к выходным. От чая-кофе отказалась, даже разуваться не стала, говорит, мол, давай сразу ключи. Я пожала плечами: дело хозяйское, мне же легче. Отыскала ключи, вручила ей. И забыла бы об этом случае, если бы у нас не начала пропадать картошка.

Прихожу я как-то в подвал за очередным ведерком, преспокойно открываю дверь, вхожу. Включаю свет. У стены стоят Лилины самокаты и велосипеды, у противоположной стены – мешки с картошкой. Я развязала один, стала накидывать клубни в ведро, и тут вдруг мне показалось, что картошки как-то маловато. Внимательно осмотрела мешок со стороны, заглянула еще раз внутрь. Может, чудится?

Мелькнула мысль: может, это Лиля взяла? Но я тут же ее откинула. Наверное, уж, не стала бы она воровать чужое имущество! Предупредила бы!

Но на заметку этот случай взяла и решила последить – убавится ли картошки в следующий раз.

Убавилось. Я, вроде, только распечатала очередной мешок и успела забрать оттуда только одно ведро – а он уже кончился. Я гневно бабахнула дверью подвала и пошла домой, по пути набирая номер Андрея.

— Лиля у нас картошку тырит! – как только он взял трубку, рявкнула я. – У нее совесть вообще есть?

— Тырит? – удивился Андрей. – Вот же, а!.. Она всегда такая была. В детстве мои игрушки таскала. Теперь вот, видать, за картошку принялась.

— Нужно что-то делать! – отчеканила я. – Я не буду это терпеть. Это моя картошка!

— И моя, — брякнул Андрей.

— Ладно, и твоя, — согласилась я. – Что будем делать?

Андрей решил поменять замок на подвальной двери. Ключи Лиле, конечно же, никто давать не собирался, и она, ткнувшись в закрытую дверь, распсиховалась:

— Вы что, замок поменяли? А мне почему новые ключи не дали?!

— А что тебе там сейчас нужно? – деланно невозмутимо проговорила я. – Зимой? Велик или самокат?

— Велик! – заорала Лиля. – Мы в теплые края уезжаем. Там снега нет!

— Ну так приходи, забирай свой велик, — еще спокойнее ответила я. – Открою тебе дверь, так уж и быть. Чтоб ты у меня еще картошки не утащила.

— С чего ты взяла, что я таскала твою картошку?! Не брала я у тебя ничего! Больно надо!

— А кто ее брал? – вышла я из себя. – Андрей, что ли? В офис унес, на работу? Коллегам подарил?

— Откуда я знаю, кто ее у вас брал!

— Так не пойдет. Мы все лето спину гнули на грядках. Я сама лично колорада травила! А теперь с тобой урожаем делиться? Нет уж, Лилечка! Сама себе выращивай! А у нас на две семьи на всю зиму не хватит!

— Ой, — протянула Лиля. – Все равно она у вас сморщится и прорастет. Могли бы и поделиться.

— Ага! Вот ты и созналась, — с удовлетворением сказала я. – Не будет тебе больше картошки!

— Подавитесь! — крикнула Лиля и бросила трубку.

В воскресенье она приехала лично, заявила, гордо вскинув голову, что забирает свои вещи из подвала. Я с кривой улыбочкой распахнула двери и широким жестом пригласила ее войти. Скрестила на груди руки, наблюдая, как она остервенело стаскивает к выходу свое имущество.

— Картошки им жалко, крохоборы, — приговаривала она. – Ну взяла ведерко! Что, убудет от вас! У вас целая дача есть, еще насажаете! А у нас двое детей!

— Я тебе готова участок в сотку выделить, — сказала я. – Будешь там сажать себе, что хочешь.

— Да далась мне твоя сотка! – гневно сверкнула глазами Лиля. – Не буду я там горбатиться!

— Ах, вот как! – сощурилась я. – А как с чужого горба брать, так это ты пожалуйста!

— Да иди ты, — огрызнулась Лиля.

Повалил снег – крупными мягкими хлопьями, зажглись уличные фонари. Лиля, пыхтя, выволокла на улицу велосипед, следом притащила самокаты.

— Вам дача нахаляву досталась, — сердито сказала она, когда я запирала дверь. – Могли бы половину нам отдать. Можно деньгами, например.

Я опешила, медленно повернулась к ней.

— А ты каким боком к моему дедушке, что я должна его наследством делиться?

— Ну, там же и Андрея доля есть, — язвительно ответила Лиля. – Да и вообще…

— Нет! – воскликнула я. – Дедушка был мой! Значит, и дача моя!

Андрей пришел помочь сестре дотащить вещи до дома. Они о чем-то долго говорили в сторонке, то одна, то другой искоса поглядывали на меня. Я делала вид, что не обращаю на них внимание, а сама пыталась уловить разговор. Но ни единого слова разобрать не получилось.

Впрочем, вечером Андрей оповестил меня, что договорился с Лилей, и тырить картошку она больше не будет. Я не поверила.

— Ты же сам знаешь, что будет, — упрямо произнесла я. – Таких ничего не исправит.

— Каких? – не понял Андрей.

— Любителей халявы.

— Да нет, не будет тырить, — уже не так уверенно сказал Андрей.

И тут до меня дошло.

— Ты что, — говорю, — ключи ей дал?

Андрей испугался, начал отнекиваться. Я еще пару раз переспросила про ключи, потом вспомнила, что всего комплекта было два – у меня и у мужа, и его я только что забрала. На всякий случай. Подозревала, что он захочет закрывать глаза на воровство картошки.

А через неделю я нашла подвал вскрытым. Пришла, на ходу доставая ключ и болтая ведерком в руке, собиралась уже отпирать дверь, как вдруг поняла, что она и так открыта. Осторожно отворила створку, заглянула внутрь – а вдруг грабители еще здесь? Но в подвале было пусто.

Мешков с картошкой тоже не было. Я несколько раз обошла помещение, не желая верить своим глазам. Будто испарились – ничего и не напоминает о том, что тут вообще что-то было.

Я бросилась домой.

— Андрей! – заорала с порога. – Картошку украли!

Андрей выглянул в прихожую с округлившимися глазами.

— Как это – украли?

— Вот так! Нет там картошки! Украли!

Андрей молчал. Я опустилась на пуфик. Вот кто это мог сделать? Даже думать не нужно. Кто завидовал наличию у нас своей картошки? Конечно же, Лиля! А пособником был, скорее всего, ее муж. Коварно прокрались ночью к подвалу, отмычкой взломали замок и вынесли все, что нажито непосильным трудом!

Мы названивали Лиле весь вечер, но она не брала трубку. Только в соцсетях каждый час публиковала фото: то картофельное пюре, то жареная картошка, то тушеная, то драники, то пирог с рыбой и картофельными кубиками.

Я была прямо вне себя. Мало того, что украли, так еще и хвастаются!

Трубку она взяла только следующим утром. Нагло заявила, что да, это они забрали картошку – потому что с нас причитается. У нас же дача есть, а у них нет.

— И вообще, — нахальным тоном припечатала она. – Андрей мне разрешил!

— Что? – не поверила я своим ушам.

— То! Андрей сказал, чтоб мы пришли и все забрали. А вы себе покупать будете. У вас детей нет. Куда еще деньги тратить? Вот и тратьте на картошку!

Я поняла, что назревает скандал. До прихода Андрея с работы оставался час, и я едва утерпела, чтобы не позвонить ему и не начать ругаться сию же секунду. Уже даже порывалась набрать его номер, но передумала, решила, что ругаться лицом к лицу гораздо лучше.

Андрей, конечно, открещивался и отнекивался, потом говорил, что я помешалась на своей картошке, обещал компенсировать всю стоимость и урожая, и отравы для колорадских жуков, и удобрений, даже полез в банковское приложение. Сник.

— У меня всего четыре тысячи.

— Давай четыре тысячи, — поджала я губы.

— А ты на все пойдешь картошку купишь? – недоверчиво пробурчал Андрей.

— Что хочу, то и куплю! – воскликнула я. – Ты картошку Лиле отдал? Отдал. На грабеж подбил? Подбил. Будь добр, плати за свое безрассудство.

Андрея, скрипя зубами, перевел мне три тысячи восемьсот рублей.

— А где еще двести? – вызверилась я. – Давай!

— Вот же какая, а!.. – пробурчал Андрей.

Через минуту на карту упало еще двести рублей. Но я все равно не чувствовала себя удовлетворенной, и потребовала написать расписку, что он отдаст мне половину зарплаты, когда ее получит.

Андрей нехотя написал. Пытался поставить не свою подпись, но я буквально поймала его за руку и заставила подписаться нормально.

А на его ползарплаты я купила себе новое платье. Давно о таком мечтала.

В то утро, когда Лиля забрала последние мешки с картошкой из подвала, я сидела на лавочке во дворе и горько плакала. Я так много трудилась ради этого урожая, а теперь он был бессовестно разграблен. Внезапно ко мне подошла соседка Ася и начала успокаивать. Ася рассказала печальную историю о том, как верила каждому слову мужа, пока не уличила его во лжи и двойной жизни

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«Лиля у нас картошку тырит!»: не смогли разделить картофель с сестрой моего мужа
Какой ресурс у 1,5-литрового двигателя Haval Jolion: уже можно назвать примерное число